Происшествия

28.12.2009 15:05

В Липецке осудили убийцу наркополицейского

В Липецке осудили убийцу наркополицейского

Советский районный суд Липецка вынес приговор по делу 31-летнего Юрия Бочарова, обвинявшегося в стрельбе из травматического оружия по сотрудникам УФСКН по Липецкой области в ночь с 26 на 27 декабря прошлого года.

Тогда ранение в палец получил 26-летний Виталий Новожилов, сотрудник 2-го отделения областного управления ФСКН. Его товарищу, 27-летнему Алексею Абросимову, пуля попала в висок, что стало причиной смерти наркополицейского. Судья Олег Мирошник приговорил подсудимого по совокупности обвинений к 11 годам лишения свободы. Отбывать наказание Бочаров будет в ИК строгого режима. Суд взыскал с осужденного в пользу матери умершего Алексея Абросимова 100 000 рублей компенсации морального вреда.
 
По данным предварительного следствия, 27 декабря, в 01.30 у дома № 5 по улице Космонавтов при задержании лиц, подозревающихся в употреблении наркотиков, в трех сотрудников УФСКН по Липецкой области стреляли из травматического оружия. Выйти на подозреваемого было нелегко: сотрудники Советского УВД Липецка отыскали Юрия Бочарова лишь по весне, поскольку Виталий Новожилов и его товарищ Дмитрий Шипулин давали настолько путаные и противоречивые показания, что это даже породило версию о том, что наркополицейские перестреляли сами себя.

Вначале наркополицейские говорили о том, что в ту ночь, после новогоднего банкета, они отрабатывали на причастность к распространению наркотиков трех молодых людей, купивших в круглосуточно работающей аптеке несколько упаковок терпинкода (в препарате содержится опиат кодеин). Полицейские захотели составить на них протокол об административном правонарушении. Пока они препирались с двумя парнями, их подруга позвонила кому-то по телефону, и через несколько минут к месту событий подъехал автомобиль «БМВ». Вышедшие из него люди вступились за задержанных. Завязалась драка, а потом прозвучали два выстрела. После этого все участники конфликта с места происшествия скрылись. Потом Новожилов и Шипулин были вынуждены признаться, что были в ту ночь сильно пьяны, но – профессионализм не пропьешь! – высмотрели у трех девушек, которых встретили на улице, признаки употребления ими наркотиков. Никакого автомобиля они не видели, а стрелял в них один из двух появившихся на месте конфликта парней, заступившихся за девушек.

Следствие на том и успокоилось.

– Подозреваемого в покушении на жизнь работников правоохранительных органов сотрудники милиции задержали у него дома, – рассказал GOROD48 один из руководителей Советского УВД Липецка. – Оказалось, что он ранее трижды судим – за воровство, грабеж и хулиганство. Несколько лет состоит на учете в областном наркологическом диспансере. При обыске его квартиры была обнаружена зимняя верхняя одежда со следами крови. Подозреваемый сознался в том, что стрелял из имевшегося у него незарегистрированного травматического пистолета, но рассчитывал лишь испугать нарокополицейских.

В суде Юрий Бочаров свою вину не признал. Он сообщил, что на месте преступления вообще не был, так как у него обострился туберкулез и сильно болели ноги, в силу чего он не мог передвигаться самостоятельно (на самом деле причиной болезни ног стали инъекции наркотиков, приготовленных из таблеток, содержащих опиат кодеина. – Прим. И.Л.). Это, мол, может подтвердить его мать. Его задержали в больнице, где он проходил лечение. После задержания избивали. Он заявил милиционерам о своей непричастности к преступлению, но те угрозами и физическим насилием склонили его взять на себя вину в совершении убийства по неосторожности. При этом ни при проведении с ним следственных действий, ни при аресте не присутствовал адвокат. После того, как он выяснил, что сотрудники милиции его обманули, и следователь не собирается предъявлять ему обвинение по ст. 109 УК РФ («причинение смерти по неосторожности»), наказание по которой наказывается ограничением свободы сроком до 3 лет, он решил доказывать свою невиновность. 

Впрочем, суд за единственно верные принял к сведению показания Юрия Бочарова, данные им в качестве подозреваемого 2 марта. Бочаров тогда сообщил, что в 23.00 встретился со своими знакомыми – Александром Русановым по кличке Шуруп (он, кстати, впоследствии тоже говорил о том, что из него нужные следствию показания выбивали силой. – Прим. И.Л.) и девушкой по имени Евгения. Все вместе они собирались приготовить из таблеток у знакомой Шурупа, живущей в районе Дворца спорта «Звездный», наркотик. Втроем добрались до круглосуточной аптеки, также расположенной неподалеку от ДС «Звездный». Женя приобрела таблетки «Седал». На улице их остановили трое парней, которые представились сотрудниками Госнаркоконтроля, и, угрожая доставлением в милицию, начали досматривать карманы одежды. При этом мужчины отобрали у него как таблетки, так и личные деньги. Потом наркополицейские без причин избили парня, который, идя по улице, случайно задел кого-то из сотрудников ФСКН плечом. Парень упал, но смог встать и убежать. 

Юрий Бочаров попросил сотрудников Госнаркоконтроля предъявить служебные удостоверения, но получил от самого высокого из них удар ногой в пах. От удара и боли он упал на землю, а когда начал подниматься, увидел, как один из мужчин направил в его сторону пистолет. После выстрела пуля попала ему в ногу. Он подскочил к стрелку, ударил его по руке с пистолетом. От последовавшего затем выстрела пуля попала в голову высокого сотрудника Госнаркоконтроля. Бочаров ударил кулаком по подбородку стрелявшего, поднял выпавшую у того из рук четырехствольную «Осу» и убежал. Пистолет он выбросил в сугроб у магазина «Энергия».

– Я считаю, что приговором суда не установлено событие преступления, а также считаю, что подсудимый Бочаров не причастен к совершению инкриминированных ему преступлений, – заявил GOROD48 адвокат осужденного Евгений Худяков. Уголовное дело было рассмотрено судом при многочисленных грубых нарушениях уголовного и уголовно-процессуального закона, ущемляющих права и законные интересы Бочарова. Я лично наткнулся при представлении интересов своего клиента в суде на десятки противоречий и нестыковок как в показаниях свидетелей обвинения, так и в представленных суду документах. Поэтому мы подали на приговор Советского районного суда кассационную жалобу. Я считаю, что Бочарова вообще не было в ту ночь на месте преступления и, следовательно, у него не могло быть умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Алексею Абросимову и причинения вреда здоровью Виталию Новожилову.

Кстати, родной брат Алексея Абросимова Антон работает следователем отдела по расследованию особо важных дел СУ СКП РФ по Липецкой области. Того самого, который и проводил следствие по делу Юрия Бочарова. От каких-либо комментариев GOROD48 Антон Абросимов отказался. 

Примечателен и еще один факт: у допрошенных с помощью полиграфа (детектора лжи) Новожилова и Шипулина фиксировались так называемые высокозначимые реакции на некоторые вопросы. Например, о количестве человек, которые были вместе с ними в ту ночь, и о пистолете (следовательно, и Новожилов, и Шипулин могли лично держать «Осу» в руках). Кроме того, суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства – если думать, что Бочаров все же причастен к совершению инкриминированных ему преступлений – что сотрудники Госнаркоконтроля сами совершили противоправные действия, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом: грабеж и вымогательство.

И еще. 10 сентября СКП РФ по Липецкой области сообщил о возбужденном в отношении капитана Дмитрия Ромашкина, заместителя начальника оперативного отдела УФСКН по Липецкой области уголовном деле по п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ, т.е. за сбыт наркотиков в особо крупном размере. В руки следователя СКП Ивана Березина Ромашкин попал с подачи своего подчиненного Виталия Новожилова. По данным предварительного следствия, Виталий Новожилов продавал марихуану по цене 3,5 тысячи рублей за стакан. Когда его уже готовились брать с поличным, т.е. с мечеными купюрами, сотрудники УФСКН и УФСБ по Липецкой области, прослушивая его телефонные разговоры, услышали имя Дмитрия Ромашкина. Арестованный Новожилов пошел на так называемую сделку со следствием, сдав правоохранительным органам своего непосредственного начальника. Мол, травку он сбывал по его указанию, а полученные от реализации конопли деньги пускал на содержание агентуры. 

Игорь Луговой 

Комментарии

комментарии обновляются
Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.