Происшествия

15.02.2017 17:13

«Мы уверены в невиновности своих родственников»

5468
3
«Мы уверены в невиновности своих родственников»

Мать и жена бывших офицеров полиции, обвиняемых в сбыте наркотиков и получении взятки от наркодилерши, заявляют об отсутствии в уголовном деле каких-либо объективных доказательств.

Как уже сообщал GOROD48, заместитель прокурора области Юрий Кожемякин утвердил обвинительное заключение по уголовному делу двух бывших сотрудников полиции, которые, по данным предварительного следствия, в 2015 году осуществляли незаконный оборот наркотиков в особо крупном размере. По версии следствия, полицейские изъяли у дилерши крупную партию наркотиков, а потом велели ей сбыть зелье, поделившись с ними выручкой. Двух бывших оперативников ОП №8 УМВД РФ по Липецку также обвиняют в том, что они получили от нее же взятку в 300 000 рублей за не привлечение ее к уголовной ответственности, а потом попытались еще раз получить от взятку такого же размера.

Бывшим полицейским в случае доказательства их вины грозят длительные сроки лишения свободы вплоть до пожизненных.

В редакцию GOROD48 пришли мать одного из обвиняемых, 29-летнего бывшего старшего лейтенанта, и жена другого - 37-летнего бывшего майора. Женщины заявили, что не считают собранные по уголовному делу доказательства законными, обоснованными и достаточными для вынесения их родным обвинительного приговора.

- Наша надежда - только на суд. Как бы пафосно это не звучало, мы верим в торжество справедливости. Ведь у нас больше нет на кого надеяться, - говорит Елена М., мама старлея, признававшегося, кстати, несколько лет назад лучшим оперативным сотрудником УМВД РФ по Липецкой области.

Елена попросила не называть ее фамилии, так как очень переживает за здоровье бабушки сына, 78-летней женщины со слабым здоровьем, которую вот уже больше года она кормит байками о том, что ее внук находится в служебной командировке на Северном Кавказе. Если бабушка узнает, что ее внук - в тюрьме, она умрет от горя. Поэтому Елена попросила не называть ее фамилии и не размещать ее фотографии.

- Поздно вечером 28 декабря 2015 года сыну позвонил его начальник. Сказал, выйди на минутку, нужно поговорить. Он надел на босу ногу ботинки, сказал: «Сейчас вернусь», вышел и… И вот мы его не видим уже год и два месяца, - рассказывает предысторию своих мытарств Елена.

- А мой муж был в тот день на дежурстве. Мне ночью позвонил его сослуживец, сказал: «Жди звонка адвоката». Адвокат позвонил и сообщил, что его задержали, - рассказывает о событиях 28 декабря Екатерина Б. (жена майора также не хотела бы, чтобы о том, что произошло, узнали непосвященные, попросив не называть и ее фамилии).

Женщины считают, что 14-ти месяцев было вполне достаточно, чтобы следствие пришло к выводу о невиновности их родственников.

- Нас больше всего поражает то, на основании чего мой муж и его сослуживец попали в под следствие, а потом в тюрьму. Их оговорила 29-летняя женщина, которая сама призналась следователю, что употребляет наркотики, торгует ими, содержит притон. Так вот, ее к уголовной ответственности почему-то не привлекают! А когда мы жаловались на этот факт, нам прямо так и сказали: не заикайтесь о ней даже! Создается впечатление, что в Липецке торговля наркотиками поставлена на поток, - говорит Екатерина.

Две женщины, по их словам, за то время, которое прошло с момента ареста их родственников, стали юристами. Они считают, что когда эта самая «потерпевшая» почувствовала, что ее посадят, пошла ва-банк. То есть перевернула ситуацию в свою пользу, оговорила оперативников и стала таким образом жертвой «оборотней в погонах».

- Ну как так может быть, что сыну вменяют одновременно преступления по взаимоисключающим друг друга основаниям? Как можно было дать заинтересованному лицу наркотики для сбыта, а потом потребовать взятку за не привлечение его же к уголовной ответственности за торговлю теми же наркотиками? Должно быть, по логике, что-то одно: либо сбыт, либо взятка! - возмущается Елена.

Женщины утверждают: их родственники не признают своей вины и не собираются это делать и на суде. Их возмущает волокита, допущенная предварительным следствием, что выразилось в семи случаях продления им ареста.

- Мужа и его сослуживца обвиняют в целом букете преступлений. По делу собрано восемь томов материалов, три из которых - просто бумага: характеристики, служебные инструкции, справки о состоянии здоровья, материалы на продление ареста. Непосредственно следственные действия занимали первые два месяца. Все остальное время муж и его бывший подчиненный просто томятся в тюремных камерах, - говорит Екатерина.

Она же говорит, что от волнений за сына во время предварительного следствия умерла ее свекровь. А сыну даже не дали с ней по-человечески проститься.

- Мы пытались понять, что происходит, и вот однажды представитель следствия сказал мне, что «их загрузили с запасом». Как понимать эту фразу? Наша семья рассчитывала, что следствие во всем разберется. Выходит, победил не здравый смысл, а «палочная» система? Я лично жаловалась во все инстанции вплоть до администрации президента и Генпрокуратуры. В Липецк из Москвы приезжала проверка. Проверяющий сказал, что да, усматривается волокита, но дело все же направили в суд, - разводит руками Елена.

Женщины верят, что судебное следствие оправдает их родственников. Они утверждают, что уголовное дело построено только на словах наркоманки. В нем нет ни изъятых денег, которые она якобы передавала полицейским, ни изъятых наркотиков. А раз нет улик, то на каком основании их родственников упекли за решетку? Неужели можно осудить кого-то только на основании чьих-то слов?

- В конце концов, у нас правовое государство! На то и суд, чтобы отделить правду от лжи. Суд ведь не только может выносить обвинительные приговоры в отношении тех, чья вина доказана. Суд обязан защищать и невиновных. От незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод, - цитирует из потрепанного томика УПК шестую статью, трактующую назначение уголовного судопроизводства, Елена.
5468
3

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.