Общество

26.08.2009 13:44

В Липецке «завернули» реституцию

2163
В Липецке «завернули» реституцию

Попытка церкви вернуть дореволюционное имущество закончилась судебной неудачей.



Сегодня кассационная коллегия Липецкого областного суда отменила решение Грязинского городского суда о передаче областному территориальному управлению федерального агентства по управлению госимуществом дома дореволюционной постройки в селе Ярлуково, принадлежащим гражданке Анне Грачевой. Этот дом, упоминающийся еще в 1916 году в клировой ведомости местного Богоявленского храма, сделала объектом тяжбы Липецкая и Елецкая епархия, пожелавшая вернуть церкви некогда принадлежавшее ей имущество.

Предметом судебного спора между областным территориальным управлением федерального агентства по управлению госимуществом и 83-летней жительницей села Ярлуково Анной Грачевой стал «одноэтажный деревянный дом на каменном цоколе» по улице Набережной, 139 в. Судя по справке, представленной в Грязинский райсуд главой Ярлуковского сельсовета, его построили еще до революции 17-го года «тщанием причта» для священнослужителей Богоявленского храма. В 1929 году жилище, в котором обитала семья священника Маркела Шубина, было муниципализировано, а ее глава осужден на 5 лет лагерей. К началу 60-х годов в одной половине этого дома мешкала экс-попадья Мария Шубина, а другую его половину, состоящую из трех комнат, занимал сельский медпункт, при котором жила семья медработников Грачевых. 

В связи с тем, что сооружение ветшало и грозило развалиться, а на его ремонт у сельсовета не было средств, дом в 1967 году был снят с баланса местного органа власти, а медпункт переведен в другое помещение. Чуть позже, в 1970 году, Алексей Грачев выкупил вторую половину дома у Марии Шубиной, зарегистрировав сделку купли-продажи в исполкоме Ярлуковского сельсовета. В 1971 году Грачев умер, и дом перешел в собственность его жены, акушерки Анны Грачевой. Женщина и ее дети отремонтировали дом настолько, насколько это было возможно – переложили четыре печи, залили бетоном фундамент, заменили сгнившие деревянные венцы на кирпичные, оштукатурили стены. Впоследствии советская власть дала Анне Грачевой двухкомнатную квартиру в Ярлуково, и дом на улице Набережной с приусадебным участком в 25 соток стал использоваться пенсионеркой и ее родней в качестве дачи. 

Летом прошлого года глава администрации села Ярлуково предупредил дочь Анны Грачевой Наталью Одарченко о том, чтобы мать освободила дом, поскольку его отдадут священнику восстановленного Богоявленского храма. А в ноябре на дверях дома появился новый замок: оказалось, что его врезал взамен старого бухгалтер Георгиевского храма из соседнего с Ярлуково села Малей Ивлев. Бухгалтер храма получил от областного теруправления федерального агентства по управлению госимуществом доверенность на предоставление интересов организации при установлении права собственности на этот дом и взломал замок, чтобы техники БТИ смогли войти в него для составления техпаспорта. Будучи опрошенным следователем 6-го МРО СКП РФ при прокуратуре РФ по Липецкой области по факту заявления Анны Грачевой, усмотревшей в действиях Ивлева незаконное проникновение в ее жилище, бухгалтер храма пояснил, что действовал в интересах церкви.

Анна Грачева обратилась в Грязинский районный суд, попытавшись доказать свои притязания на дом, в котором родились и выросли ее дети. Процесс проигнорировали представители администрации Грязинского района и представители областного теруправления федерального агентства по управлению госимуществом. Сторону ответчика, администрации Ярлуково, представлял юрист епархиального управления Олег Морозов 

В суде Олег Морозов заявил, что сделка купли-продажи дома между Марией Шубиной и Алексеем Грачевым является юридически ничтожной. По мнению Морозова, на момент ее заключения вдова репрессированного священника не являлась собственником той половины, которую продала фельдшеру, ибо весь этот дом был конфискован в пользу государства. Грязинский районный суд встал на его сторону, чем вызвал у дочери истицы Натальи Одарченко множество вопросов.

– Почему суд сделал вывод, что дом священника был конфискован в пользу государства, если на этот счет в материалах дела не было никаких документов? – поинтересовалась Наталья Одарченко у членов кассационной коллегии Липецкого областного суда. – Если сделка купли-продажи юридически ничтожна, почему ее узаконил местный орган власти? И если даже этот самый орган и ошибся, то Анна Грачева, вступившая в наследство, не стала ли тем самым добросовестным приобретателем, которого должны защищать российские законы? Почему на мою мать не распространились требования ст. 234 Гражданского кодекса РФ, гласящей, что гражданин, не являющийся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владевший им в течение 15 лет, автоматически приобретает право на это имущество в силу так называемой приобретательной давности? 

Липецкий областной суд счел доводы Анны Грачевой убедительными и отправил ее дело в Грязинский районный суд на новое рассмотрение. 
2163

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.