Происшествия

28.04.2010 16:44

Рубят «палки», а летят головы

3259
Рубят «палки», а летят головы

В Грязинском городском суде с прошлого года тройка судей никак не рассмотрит уголовное дело по обвинению 60-летнего жителя села Прибытково Альберта Гишяна, обвиняющегося в покушении на дачу взятки сотруднику Грязинского РОВД.

Думаю, главным обстоятельством, мешающим Фемиде вынести по данному делу свое решение, является то, что дело Гишяна – просто фарс, в котором пожилой человек вынужденно сыграл роль мздоимца в плохо обставленной сотрудниками милиции пьесе, и судьи, прекрасно это понимая, не знают, то ли им смеяться, то ли плакать. 

Сначала официальная версия, озвученная инспектором группы по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ОВД по Грязинскому району Михаилом Конопелкиным, автором сценария спектакля. Итак, 9 сентября прошлого года он на своем автомобиле «ВАЗ-2110» приехал по рабочим вопросам в село Прибытково проверить, не нарушает индивидуальный предприниматель Альберт Гишян, владелец торгового киоска по улице Спортивной, ранее им привлекаемый к административной ответственности, правил торговли? Будучи одетым по гражданке, Конопелкин подошел к киоску и стал изучать ценники на витрине. В этот момент к киоску подошла какая-то женщина и попросила Гишяна продать ей пакет пельменей. Предприниматель передал товар покупательнице, потом, увидев сотрудника милиции, позвал жену-продавца, которая пробила кассовый чек. Когда покупательница ушла, Конопелкин сообщил супругам, что выявил ряд правонарушений. Оказалось, что Альберт Гишян реализовал пакет пельменей, не имея санитарной книжки, а Вергуш Амирагян была без спецодежды и бейджика К тому же на ряд товаров отсутствовали ценники. За каждое такое нарушение правил торговли предусмотрен административный штраф. Тогда Альберт Гишян, вынув из кармана несколько 500-рублевых купюр, попытался засунуть деньги в карман его рубашки, чтобы избежать штрафа. Михаил Конопелкин отстранился от назойливого армянина, сказал, что так разговор не получится и пригласил его 10 сентября приехать в Грязинское РОВД для составления протоколов об административных правонарушениях.

(Согласно закону, офицер милиции должен был быть на месте проверки не один, и обязан был составить протоколы на месте выявления правонарушений. Следовательно, весь рассказ Конопелкина о событиях 9 сентября можно считать чистейшей воды беллетристикой).

Второй акт пьесы был отыгран 10 сентября в здании ОВД по Грязинскому району. Итак, снова монолог Конопелкина. С Гишяном он встретился во дворе райотдела. Попросил подождать полчаса. Потом завел его в 308-й кабинет. Пояснил, какие требования предъявляются к торговле, показал соответствующие нарушениям статьи КоАПа РФ. Его собеседник согласился, что нарушил законодательство, но попросил замять дело за магарыч. Конопелкин уточнил, предлагает ли ему Альберт Асланович взятку? Предприниматель несколько раз подтвердил свое намерение расплатиться за несоставление протокола. Мол, все так делают, и что он не видит в этом криминала. Потом Гишян достал из кармана 1000-рублевую купюру и вложил ее между страниц Кодекса об административных правонарушениях. В этот момент в кабинет вошли сотрудники ОБЭП райотдела. Увидев их, Гишян схватил вытряхнутую Конопелкиным из кодекса банкноту и положил ее к себе в карман. 

(Столь резкая материализация в 308-м кабинете оперов ОБЭПа была вызвана тем, что накануне, 9 сентября, после рапорта Конопелкина о том, что Альберт Гишян пытался дать ему взятку, милицейское начальство решило провести в отношении предпринимателя негласную аудио- и видеозапись). 

А теперь – слово подсудимому Гишяну. Он не отрицает, что попытался дать инспектору Конопелкину взятку в размере 1000 рублей, но совершить уголовно наказуемое преступление его спровоцировал сам сотрудник милиции. 9 сентября, во время визита в его ларек, Конопелкин многократно грозил ему огромными штрафами, чем несколько испугал. 

( Эти слова Гишяна, впрочем, можно считать такой же беллетристикой, как и заявления Конопелкина о событиях 9 сентября, ведь их может подтвердить лишь жена Альберта Аслановича, а близким родственникам, так уж, увы, сложилось в России, у суда веры нет). 

Монолог Гишяна. Еще во дворе РОВД Конопелкин стал грозить ему большими денежными штрафами. Когда он попал в кабинет, Конопелкин, вместо того, чтобы составить обещанные рапорты, стал опять говорить о грозящих ему штрафах. Не желая быть оштрафованным, он предложил милиционеру за деньги решить вопрос, а потом всунул в какую-то книжку 1000-рублевую купюру. Однако когда инспектор, вытряхнув из книжки деньги, стал говорить о взятке, он отказался от своего умысла, забрал со стола банкноту и положил ее себе в карман. 

Итак, объективно преступление – покушение на дачу взятки должностному лицу – все же было? Да, считает расследовавший это дело по предоставленным ему милицией материалам старший следователь Грязинского МРСО СУ СКП РФ по Липецкой области Павел Иванин. Нет, считает адвокат подсудимого Инна Буткеева.

Милицейские ляпы в этом деле просто ужасающие. Знаете, когда был составлен протокол об административном правонарушении Гишяном? После того, как были закончены следственные действия по закреплению его вины по даче взятки. Причем подписан этот протокол был теми же свидетелями Сушковым и Лапшиным, которые подписывали протокол осмотра места происшествия. Выходит, офицер милиции Конопелкин пошел на служебный подлог, ведь ни Лапшина, ни Сушкова не было с ним 9 сентября в ларька армянина? Дальше больше. Аудио- и видеозапись разговора Конопелкина и Гишяна обрывается на самом интересном месте – когда сидящий на стуле предприниматель тянется рукой за банкнотой, лежащей на столе перед милиционером. Но почему сотрудники правоохранительных органов стерли то, что было дальше? Неужели умышленно уничтожали доказательства, свидетельствующие в пользу армянина (добровольный отказ Гишяна от совершения им преступления)? Почему из материалов уголовного дела исчезла фотография, сделанная первым зашедшим в кабинет человеком – милицейским криминалистом? А ведь на ней со спины зафиксирован Гишян, спокойно сидевший у стола, на котором не было денег. Где эта улика? 

Похоже, милиция сыграла в одни ворота, умышленно создав состав тяжкого преступления. О заказном характере уголовного дела Гишяна может свидетельствовать история его отношений с участковым уполномоченным Андреем Барышниковым. По словам предпринимателя и его жены, этот милиционер многократно зарился на товар в киоске, набирая для себя продукты бесплатно (очевидно, приехавший восемь лет назад из Армении Альберт Асланович пытался так, по-восточному тонко, наладить дружбу с представителем власти). Потом Гишян попросил милиционера об ответной услуге – повлиять на соседку по улице, задолжавшей ему за товар более 6 тысяч рублей, чтобы та отдала деньги. Однако, как говорит Альберт Асланович, тот лишь дернул у его должницы самогона, а вопрос не решил. После этого, в августе прошлого года, вечером, когда его киоск был закрыт на ночь, сельский участковый перелез через забор их дома, постучал в окно и попросил дать ему шоколад, пиво и сигареты. «Если за деньги, открою», – сказал ему Гишян. В ответ Гишян услышал, как он уверяет, фразу, которой на тот момент не придал значения: «Скупой платит дважды». И угрозу – выйду, мол, на работу (в августе Барышников находился в отпуске), и тебе покажу.

Свое уголовное дело Альберт Гишян считает заказным, на пару сработанным сотрудниками милиции Барышниковым и Конопелкиным. Зная нравы наших стражей порядка, зачастую действующих по принципу «дали пистолет – крутись», можно согласиться с предложенной Гишяном версией. А зная профпригодность некоторых сотрудников милиции, для которых взяточники – это участковые терапевты, преподаватели техникумов или такие вот предприниматели, как Гишян, а их ловля – это, как правило, провокация со стороны людей в погонах, можно не сомневаться, что коррупция в стране будет вечной.

Игорь Луговой  

3259

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.