Общество

17.07.2017 15:42

Многодетная семья боится лишиться ребёнка

10501
11
Многодетная семья боится лишиться ребёнка

Методы воспитания в семье не разделяют бабушка, сотрудники полиции и органов опеки.

В редакцию GOROD48 обратилась многодетная семья Татьяны и Евгения Нестеровых из села Двуречки Грязинского района. Семья — непьющая, работящая и производящая впечатление вполне благополучной. Дети — ухожены, хорошо одеты. У Нестеровых — трое детей: Виталию — 13 лет, Кристине — 6 лет и Максиму 1 год. Старшего сына Виталия, которому сейчас 13 лет, они боятся лишиться. Татьяна и Евгений уверены: механизм лишения их родительских прав уже запущен, и видят единственным выходом из ситуации придание дела огласке в СМИ.

Родители говорят, что Виталий Нестеров — трудный ребёнок, а теперь ещё к этому добавился и сложный подростковый период.

— Мы с ним и к психологу ходили, и в школе у него проблемы, — рассказывает Татьяна Нестерова. — Конечно, за его провинности мы его наказывали! А провинности у него бывают крупные. Он может и стащить что-нибудь, и соврать — это у него в порядке вещей.

Два года назад во время одного из таких наказаний в ситуацию вмешались соседи — вызвали полицию, которая приехала практически сразу, в момент наказания. Дело даже дошло до суда.

Этот случай Татьяна и Евгений Нестеров не скрывают — даже предоставили в редакцию копию постановления мирового судьи от 22 октября 2014 года.

Там чёрным по белому написано: Татьяна Нестерова обвинялась в совершении преступления по части 1 статьи 116 УК РФ «Побои». Уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон.

В постановлении о прекращении дела говорится, что мать нанесла своему старшему сыну три удара в область плеч, один удар в область правой лопатки мухобойкой, а затем схватила его за лицо. В результате у мальчика остались ссадина на правой щеке, кровоподтёки на плечах и в области правой лопатки, которые были расценены как повреждения, не причинившие вред здоровью.

Многодетные родители Нестеровы говорят, что сами ни раз обращались в органы опеки с просьбой посоветовать, как им быть с воспитанием сына, который совсем от рук отбился.

Ребёнка предложили отправить в Центр реабилитации в Красное для работы с психологом. Он там пробыл два месяца, звонил каждый день, каждую неделю родители его навещали. Сын жаловался на то, что ему плохо в казённом учреждении — в итоге Виталия забрали домой.

Виталий уже сменил несколько школ: учился в Двуречках, в Красном, в школе №25 Липецка.

- В школе в Двуречках он настолько плохо себя вёл, что родители написали коллективное заявление, чтобы ребёнка убрали — он срывал уроки, мешал заниматься другим, отнимал вещи, играл в спички и кнопки во время занятий, участвовал в драках, - рассказывает Татьяна Нестерова. — Мы до последнего сопротивлялись, но потом у сына нашли чужой телефон — мы считаем, что его кто-то специально подкинул… То, что он украл — так и не доказали, сына не поставили на учёт, но после этого случая нам пришлось перевести сына учиться в Липецк. Но там он тоже учиться не хотел! В школу в Липецк мы его сами возили, либо он ездил по талонам на бесплатный проезд: на год нам выдали в соцзащите 250 талонов.

Но родители говорят, что дело не только и не столько в этом, что они его наказывали за проступки, а в конфликте с бабушкой, которая не согласна с тем, как воспитывают внука и всё время «выносит сор из избы» — жалуется в полицию и в органы опеки.

— Она на протяжении всей жизни вмешивается в нашу семью: не так воспитываете, ни то делаете, — говорит о тёще Любови Кириенко Евгений Нестеров.

— У нас с ней отношения такие, что я её мамой назвать не могу, — признаётся Татьяна Нестерова. — С этого и началась вся история… Помогать в воспитании внука бабушка отказывается, только настраивает его против нас. Живёт она одна и теперь из-за скуки хочет лишить нас ребёнка. А тут ещё и­ подруга стала её подначивать! Я считаю, что ребёнок стал оружием в борьбе со мной и со стороны бабушки, и со стороны соседей, с которыми мы перегрызлись, потому что не поделим межу… Есть у нас и друзья, но с ними никто не беседовал! На этот раз всё началось с конфликта из-за оценок: в конце года у него 7 «двоек»! Учить и пересдавать он не хочет, мы даже не знаем, перейдет ли сын в седьмой класс или нет. И вот после очередных разборок дома к нам приехали. Сказали, что на нас поступил сигнал, и чтобы мы не возбуждали никаких уголовных дел о жестоком обращении, вы должны передать ребёнка бабушке. Я не отрицаю, что я на него ругаюсь! Я считаю, что у него уже и возраст такой, что он может мне помогать выполнять какую-то работу по дому. Всё-таки в семье трое детей, муж работает слесарем, а живём мы в деревне — есть хозяйство! А нам теперь вменяют тиранию, жестокое обращение, что мы ничего не делаем, а он у нас как раб… Когда приехали сотрудники опеки и полиции я потерялась, я была в шоке… В тот момент сын сидел дома, пил чай с печеньями. Всё было тихо, спокойно, мы в этот день даже не ругались, никаких синяков — ничего такого не было, никакого скандала не было… Почему они нагрянули? Но соседи подтвердили, что я ругаюсь, кричу — все слышат, как проходит у нас воспитание. Но оснований забрать у нас ребёнка не было! Но меня в состоянии шока заставили подписать доверенность — согласие на передачу ребёнка бабушке. Они сказали: мол, мы не будем заводить никаких дел, родительские права у вас остаются, просто вы отдохнёте друг от друга за лето, придёте в себя… Нам не оставили выбора: сказали, мол, либо ребёнка отдаёте бабушке, либо он поедет в госучреждение — в больницу. На следующий день его обманом выудили у меня — сказали, приехать для беседы в полицию. Мы приехали в обед, там нам задавали массу вопросов, потом выгнали меня из кабинета, пригласили бабушку… На тот момент я ещё не знала, что заявление исходит от нее и её подруги…. Пригласили психолога, допрашивали сына. Меня при этом выставили за дверь. Часть разговора я слышала: якобы он встаёт у нас ни свет ни заря… После этого мне сказали, что я его неправильно воспитываю, и ребёнка передали бабушке, предложив только одну альтернативу — Центр реабилитации. Конечно, мы решили, что сыну будет лучше с бабушкой, чем в центре. Мы написали доверенность и заверили её у нотариуса. Получается — я собственноручно отдала сына, написав согласие. Но на меня давили! Меня уверяли, что ничего не происходит, мол, сделайте паузу, отдохните. Но после этого мне позвонили из органов опеки: начали кричать, что я ребёнка спихнула, выбросила, что не оставила бабушке никаких денег на его пропитание. Я позвонила матери, но она сказала, всё нормально, мне ничего не нужно. Но я уже не могу успокоиться! Мне кажется, сына у меня пытаются отнять. С трудом мне удалось связаться с ребёнком — бабушка всё время говорила, что она на работе. Мы привезли ему вещи. Теперь нам угрожают, что нас лишат родительских прав и на старшего сына, и маленьких детей заберут. Мол, раз вы плохо обращаетесь со старшим — хотя это вообще не доказано — вы можете так же обращаться и с малышами. Это мне заявили по телефону в органах опеки! Совершенно случайно мы узнали, что с субботы наш сын находится в больнице. Мы его там навещаем, но против нас готовится заговор!

Как сообщила GOROD48 главный специалист-эксперт Отдела образования администрации Грязинского района, наделенного отдельными полномочиями по осуществлению деятельности по опеке и попечительству, Ольга Перцева, опасения родителей по поводу лишения родительских прав пока беспочвенны.

— Ребёнка мы не изымали и в больницу не помещали — в пятницу он находился у бабушки, — отметили в органах опеки. — Пока этой историей занимается полиция — насколько нам известно, речь идёт о неоднократных побоях. Сейчас проводятся экспертизы, собираются свидетельские показания. Но статус ребёнка пока не определялся, он остаётся родительским. У бабушки он находится по доверенности.

Как рассказала GOROD48 начальник Отдела информации и общественных связей УМВД России по Липецкой области Наталья Маслакова, мама мальчика ранее уже привлекалась за умышленное причинение телесных повреждений с мелким вредом для здоровья, но дело закрыли за примирением сторон. На этот раз заявление на маму написала соседка бабушки, которая указала, что с ребёнком жестоко обращаются с 6-летнего возраста, что его оскорбляют и заставляют выполнять тяжёлый физический труд, а за невыполнение работы следует наказание.

- В материалах усматриваются признаки статьи 156 УК РФ «Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», - отметила Наталья Маслакова. - Но уголовное дело в отношении матери не возбуждено, материалы находятся в стадии доследственной проверки. Решение будет принято до 28 июля. По рекомендации специалистов областного психоневрологического диспансера ребёнку назначена психолого-психиатрическая экспертиза. Сейчас мальчик временно находится у бабушки. А если он в больнице — это может быть объяснено необходимостью проведения экспертизы или просто тем, что ребёнок заболел.

В полиции добавили, что в ситуацию уже вмешался аппарат уполномоченного по правам ребёнка, и что каким бы сложным не был ребёнок и как бы родители это не объясняли — насильственные методы воспитания не допустимы. Но, в любом случае, и опека, и отделы по делам несовершеннолетних и иные институты, призванные защищать права детей, в первую очередь, всегда выступают за сохранение кровной семьи.

10501
11

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.