Культура

12.06.2014 20:34

«Отказавшись от дальнейших съемок в «Тихом Доне», мы сделали глупость»

«Отказавшись от дальнейших съемок в «Тихом Доне», мы сделали глупость»

В Липецке на праздничном концерте выступил уникальный ансамбль древнерусского фольклора «Русичи».

Сегодня в Областном центре культуры и народного творчества состоялся концерт «За Русь святую», организованный Липецкой филармонией и посвященный 100-летию начала Первой мировой войны. Изюминкой мероприятия стал фольклорный ансамбль древнерусской музыки «Русичи». Этот коллектив уже не раз удостаивал своими визитами наш город. В Москве он очень почитаем, до такой степени, что самые знаменитые российские режиссеры приглашают «Русичей» сниматься в своих фильмах. Причин такого пиетета перед «Русичами» у режиссеров и остальной публики много. Ансамбль с 32-летней историей существования (был создан в 1982 году) сразу выбрал для себя верное и удачное направление – древнерусские и старинные казачьи песни, игра на аутентичных инструментах, хорошие голоса, колоритные внешние данные. - В 1987 году мы записали свой первый виниловый диск на фирме «Мелодия» и именно тогда нас заметил режиссер Геннадий Васильев, который как раз снимал «Русь изначальную», - рассказывает Валентин Жигалин, директор и, как он сам себя рекомендовал, «болтун» группы. – Помню, когда мы получали деньги за свой диск (по 180 рублей на человека), перед нами в очереди в кассу стоял Валерий Леонтьев. У нас уже тогда в Москве было много работы, на центральном телевидении работала целая редакция народного творчества, и мы часто появлялись на экране. Геннадию Васильеву нужны были музыканты в сцены свадьбы и благословления молодых воинов. Мы со своими инструментами подошли идеально: мы пели былины и духовные стихи, у нас владимирские рожки, гудки, разные гусли – арфовые, классические, смычковые… Есть колесная лира – это старинный европейский инструмент, до сих пор его можно увидеть в Украине, в Белоруссии. Многие думают, что гудок – это дудка, а на самом деле это нечто вроде вертикальной скрипки. Все эти инструменты мы делаем сами. Именно после съемок в фильме «Русь изначальная» коллектив и взял себе название «Русичи». Сейчас музыканты работают в Московском государственном историко-этнографическом театре в качестве актеров. Съемки у Васильева были не единственным их опытом работы в кино. - Особой страницей в истории нашего коллектива мы считаем работу с Сергеем Бондарчуком, - продолжает Валентин Жигалин. – Он давно мечтал снять фильм по роману «Тихий Дон» и очень трепетно относился к своей последней работе. В «Тихом доне» мы снова играли музыкантов в сцене свадьбы. В огромном павильоне выстроили макет казачьего хутора, там и снимали эту сцену. Там у нас было некое, если можно так сказать, происшествие. Пришли сниматься, видим: сидит на стуле какой-то парень непонятный. Не то мужик, не то баба… С собачкой маленькой на руках. Спрашиваем у кого-то: «А что это за парень такой?» Нам отвечают: а это, дескать, «жена» актера, который главного героя играет. Чья жена?! Григория Мелехова? Ёлки-палки! Мы были в шоке. Как же так? Как такой актер донского казака играет? Так нам это не понравилось, что мы отказались от съемок в других сценах, на Дону. А батюшка наш отругал нас потом за это. Сказал, что неважно с кем сниматься, а важно у кого сниматься! И мы поняли, что глупо поступили, до сих пор жалеем. Потому что Бондарчук – великий режиссер. Следом в фильмографии «Русичей» стоит «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова. Режиссеру нужен был ансамбль рожечников для съемок сцены масленичного гуляния. - А ведь раньше, в старину, на Масленице огромные хоры рожечников играли! Без них и праздника не было, - говорит Валентин Жигалин. – Эту сцену снимали на замерзшем пруду, прямо на льду. «Кастинг» наш у Михалкова был недолгим, он посмотрел, как мы играем и распорядился: берем, и заплатите им столько, сколько скажут! Наши условия полностью приняли и платили нам за каждый съемочный день по 50 долларов на человека! В ту пору это были огромные деньги, и они очень поддержали наш ансамбль, который был ослаблен нестабильной экономикой девяностых. Но не только щедрая оплата их труда заставляет «Русичей» вспоминать с теплом и Никиту Сергеевича, и съемки в «Сибирском цирюльнике». Во-первых, во время одного из телеинтервью Валентин Жигалин ясно увидел на столе у Михалкова диск своего ансамбля – значит, слушает! А во-вторых, те полтора месяца, которые «Русичи» провели на съемочной площадке, помогли им понять кое-то важное. - Мы все время ходили в старинной русской одежде, и все актеры, массовка – тоже. Это так хорошо влияло на всех! Мы словно стали добрее. Атмосфера царила необыкновенная. И мы поняли: покуда мы будем петь наши русские песни и хранить свои старинные традиции, мы будем жить, - рассказывает наш собеседник. Кстати, Валентин Жигалин отмечает, что сам он отчасти липчанин: хоть и родился в Москве, а мама родом из Липецка. В наших местах хороший творческий замес, считает музыкант. Взять хотя бы нашу матаню – это же нечто особенное, исключительное! - Помню, мама мне рассказывала, как у них в Добровском районе даже в соседних селах разнилась традиционная одежда! – вспоминает Валентин. – И паневы носили разные, и рубахи, и вышивали по-разному. А еще мама удивлялась, что у соседей, в селе Хомяки, женщины надевали на шею, как украшение, стеклянные елочные бусы. Вот какой даже обычай был! Валентин говорит: в Измайловском парке в Москве иногда играют гармонисты и можно услышать нашу липецкую матаню. И находятся в толпе женщины, которые танцуют эту плясовую так, как не танцуют нигде в мире кроме наших липецких краев: с дробным топотом, прихлопывая в ладоши, с огоньком. И, по мнению нашего гостя, это настоящее чудо.

Комментарии

комментарии обновляются
Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.