Общество

04.04.2012 17:38

В Липецкой области теперь есть своя Страна Оленья

Жители Добринского района решили разводить северных оленей.

Загрузка плеера
Два года назад 36-летняя Елена и 42-летний Алексей Тарасовы переехали из города Кандалакша Мурманской области в село Ольховка Добринского района. Как и многие другие северяне они решили перебраться туда, где потеплее. Городские жители бросили бизнес на севере — раньше они работали в сфере обслуживания домофонов и занялись сельским хозяйством. Уже тогда местные смотрели на приезжих северян с удивлением — поселились в глуши на краю села, куда и дороги-то толком нет, когда все вокруг переводят скотину, обзавелись большим хозяйством — 10 телят, куры. У Тарасовых только свиней аж 100 голов. А две недели назад появились ещё и 10 северных оленей! И со всем этим семейная пара справляется одна — 17-летний сын учится и живёт в Липецке. Задумка завести оленей у Тарасовых появилась минувшей осенью, когда местные власти отказали им в предоставлении ранее обещанного здания под ферму — собирались держать свиней и быков. Но раз нет помещения, семья решила завести таких животных, которым не требуется крыша над головой. Идея родилась спонтанно: олени — самое то. И вот в середине марта мечта наконец-то исполнилась. Самым сложным оказалось найти телефоны хозяйств, у которых можно было приобрести оленей. За животными Елена Тарасова ездила лично, заодно и близких повидала. Интересно, что когда Тарасовы жили в Кандалакше, как и многие другие горожане оленей они и не видели — разве на Празднике Севера, на крупных народных гуляниях и соревнованиях в Мурманске . Разведение оленей — рискованный проект. Максимальный вес животных (сейчас в них 50 килограммов) достигает 150 килограммов, не больше. И то — это скорее исключение из правил. За первый год жизни олень набирает 80% веса взрослого животного. На севере с одного оленя получают всего 35-40 килограммов высококачественного диетического мяса. Тарасовы рассчитывают на то, что и в наших широтах деликатес найдёт своего гурмана — это только вопрос времени. А ещё верят, что у их оленей уже здесь появится потомство. Возможно, что уже совсем скоро, в мае-июле — их предупредили, что не исключено, кто-то из самок уже отправился к новому месту жительства на сносях. Гон у оленей идёт строго по графику, в сентябре — октябре. Это связано с климатом — лето на севере очень короткое, поэтому оленята должны появиться на свет весной и окрепнуть до осени. Но и без оленят на желающих посмотреть на экзотических в наших местах животных нет отбоя — вот из Березняговки Усманского района звонили, просили показать парнокопытных ребятишкам. Одно но — наука утверждает, что в наших широтах эти животные не протянут 2-3 года. Да что там наука! Когда рогатых забирали с севера, местные оленеводы разводили руками — раньше оленей в Центральную Россию у них покупали, но по одному-двум, причём уже обученным, в зоопарки и базы отдыха, редко — для работы, а тут первый раз попросили в одни руки такую большую партию — сразу 10 молодых особей! Но Тарасовы решили пойти наперекор общественному мнению. Взрослых оленей брать не стали, поскольку велик риск, что они здесь так и не адаптируются. К вопросу подошли основательно — из Санкт-Петербурга им выслали раритетный экземпляр книги по оленеводству 1963 года выпуска с описаниями основных производственных процессов. Никакой другой литературы нет — на севере навыки разведения оленей передаются от поколения к поколению, и узкие специалисты есть только там, а в Центральной России этим попросту никто не занимается. — Мы не доверяем статистике, — говорит новоиспечённый оленевод Алексей Тарасов. — Потому что с быками получается то же самое. У местных они гибнут, а у нас почему-то нет (тьфу-тьфу не сглазить!). В Ольховке на нас сразу стали смотреть как на чудаков: телят мы умудряемся вырастить за 10 месяцев, а у односельчан они набирают вес только за полтора-два года. А олени, кстати, вообще всеядные животные — едят даже прелую траву, падаль, дичь, зайцев — да всё что из-под снега добывают. В том-то и дело, что им не нужна ни крыша, ни заготовка корма. Здесь все удивляются нашим успехам. Хотя мы никогда раньше, действительно, не имели никакого отношения к сельскому хозяйству — по профессии специалисты чисто технической направленности. Кроме того, у нас здесь дороги нет, газа нет, водопровода нет — и несмотря ни на что, своими силами справляемся. По словам Алексея и Елены Тарасовых, олени — очень выносливые животные. Когда на улице снежный буран, они могут по трое суток обходиться без пищи. Да и оленеводы, если и подкармливают своё стадо, то не чаще одного раза в день. Дополнительный паёк положен только рабочим оленям, которых используют в упряжках, реже — как верховых животных и под вьюки. Кстати, один олень может тянуть до 100 килограммов веса, а его дневной «пробег» без проблем может достигать 60 километров. Впрочем, в Липецкой области оленей пока только балуют — чтобы те не затосковали по северу, в качестве гостинцев им привезли 15 мешков с ягелем, который зимой составляет 90% рациона северных оленей. Почти всё с середины марта уже слопали — осталось всего 2 мешка. Ягель и большая компания (всё-таки 10 оленей — это уже стадо!) не дали животным заскучать. Так что свой досуг они проводят по-привычке: постояли, поели, полежали, попрыгали, порылись носом в снегу... Да и пейзажи в Ольховке сейчас почти такие же, как на родине, где-нибудь в тундре. Ну или почти. Там, под Мурманском, — «еврейский север», который греет Гольфстрим, сопки, горы, Белое море, здесь — пустырь, холмы. Да и для самих Елены и Алексея Тарасовых с оленями родина стала как-то ближе — всё-таки земляки приехали! Олений мох, несмотря на то, что он не содержит в достаточном количестве питательных веществ, удовольствие недешёвое — 40-килограммовый мешок горького лишайника из тундры стоит 300 рублей. Но переводить на местный рацион — кормовую свёклу, сено и зерно оленей решили постепенно, без пищевого стресса. Сейчас олени по привычке уже сами обгладывают кору на деревьях и кустарники, выкапывают прошлогоднюю траву из-под снега. Благо есть что выкапывать — кормовая база здесь шикарная, а вот на севере после оленей на земле ни былинки, как Мамай прошёл. От хорошей жизни и двухразового питания (утром и вечером) олени за 2 недели успели заметно поправиться. Так что теперь их даже стали немного ограничивать в еде — а то «раздует» как коров — строение желудка-то у них то же самое, что и у бурёнок. В Липецкую область оленей самой мелкой ненецкой породы привезли из Ловозера — села в Мурманской области. Несмотря на то, что порода одна, окрас у всех разный. Пока животные ещё дикие — бодаться-не бодаются, но запросто могут лягнуть. Ручных всего 2-3 особи. Эту, ненецкую породу северных оленей называют аборигенной — она была выведена народной селекцией. Таких оленей разводят на севере Европейской части России и за Уралом — в низовьях рек Оби и Енисея. В Центральном Черноземье — это, конечно, нонсенс. Животные — это 9 самок и 1 самец добирались к новому месту жительства двое суток на микроавтобусе «Газель» с прицепом. Перед дальней дорогой в целях безопасности части животных опилили рога. Но это не страшно — по весне рога всё равно скидывают. Вот самец уже сам избавился от рогов. Самки пока гордо носят своё украшение. Куда девать сброшенные рога липецкие оленеводы ещё не решили — а на севере их охотно скупают китайцы. Килограмм стоит 300 рублей. Рога высокие, но тонкие, и потому не тяжёлые — каждые 1,5-2 килограмма максимум. В Ольховке оленей из встретили с размахом — к приезду питомцев Алексей Тарасов соорудил в соседнем саду кораль — просторный загон размером 20 на 30 метров с высоким деревянный забором: ограду менее 3 метров олени запросто смогут перепрыгнуть. Первое время олени были злые — рычали как медведи, фыркали. Теперь поутихли. Кораль — это временное укрытие на время адаптации. Когда жизнь в новых условиях перестанет быть страшной, оленей собираются выпускать на волю без привязи и даже разрешать купаться в реке. Северные оленеводы поделились с липецкими ещё одним секретом — к ноге оленя можно привязать автомобильную покрышку, и тогда животное будет чувствовать себя более свободным, чем на привязи, но при этом далеко не убежит. Сегодня 8 оленей впервые вышли в открытое поле пощипать сухой травы и покопаться носом в снегу — самых диких так и не удалось поймать и вывести из загона. А вот к раздаче корма олени уже привыкли — налетают к вёдрам всей толпой, расталкивая копытами друг друга. 2-3 оленя стали почти ручные. Самым послушным уже придумали клички — Мышка, Маруся, Белка, Тимыч — единственный самец назван в честь знакомого москвича. Добрались олени хорошо, а вот дома успели пораниться. Первые дни в загоне не обошлись без драк. Поднимаясь на задние лапы, олени начинали биться передними. А копыта очень острые. Так что теперь двое ходят с забинтованными ногами. Сейчас животные на карантине — ветеринары из Нижней Матрёновки регулярно приезжают делать им прививки. Чтобы поставить укольчик, самой ручной оленихе Мышке выстригли клок шерсти — а она у оленей выдающаяся! Даже кожи не видно, пальцами раздвинуть густой мех невозможно — 5 сантиметров плотной пуховой шубы. Перед Еленой и Алексеем уже встала проблема, как вычесать оленей. Линька у них начнётся только в мае-июне, а жара может наступить и раньше. Если оленям не помочь избавиться от зимней шубки, животным придётся несладко — пото-жировых желез на теле у них нет. Олений пух очень ценится, но Тарасовы пока не знают, что с ним делать — разве подушки и матрасы набивать. Привычными для оленей ненецкой породы являются суровые погодные условия, когда среднегодовая многолетняя температура колеблется от - 0,5 до 3,8 градусов. Обычно лето они проводят на арктическом побережье в тундровой зоне, а на зиму перегоняются в лесотундру. Сейчас Тарасовы придумывают, как скрасить жизнь оленям с приходом тепла — возможно, соорудят для них холодный душ или даже целый фонтан. Если олени переживут лето в Липецкой области — а они нормально выносят температуру только до +20 градусов, не больше, то осенью на исконных обитателей Севера в Ольховке строят большие планы. Олени ненецкой породы являются хорошими упряжными животными — поэтому их начнут приучать к повозке. На машине-то до улицы Крайней никак не добраться — завязнешь в грязи! Пока мы перепрыгиваем через море грязи по специально постеленным для журналистов GOROD48 деревянным доскам, в разговор про оленей вмешивается сосед Тарасовых, один из старожилов Ольховки Владимир Кобзев. — Уж напишите про нас, пожалуйста: ведь на лошади к нам не проехать! — уговаривает пенсионер Владимир Михайлович. — Живу здесь с 1938 года. Раньше кругом порядок был, люди жили — а сейчас всё побросали, ведь никаких благ цивилизации... Вот и северные олени у нас уже есть, а дороги нет, газа нет, воды нет, телефона нет, и даже электричество с перебоями — слишком далеко мы находимся от трансформатора, 1,2 километра при норме в 500 метров. А оленям я рад. Этих животных я хоть и видал в лесу в Клюково, по молодости , когда шофёром работал, но северные олени нам всё равно, конечно, в диковинку!

Комментарии

комментарии обновляются
Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.