Общество

12.05.2015 16:36

"Михаил Пахомов скончался еще в Липецке у ресторана"

35052
19
"Михаил Пахомов скончался еще в Липецке у ресторана"

Накануне начала суда с участием присяжных заседателей по делу о похищении и убийстве коммерсанта и депутата Липецкого горсовета версию подсудимых о случившемся GOROD48 представила адвокат Мария Тормышева.

Сегодня в Липецком областном суде начался отбор членов жюри присяжных заседателей, которым предстоит рассмотреть уголовное дело по обвинению группы лиц в похищении и убийстве депутата Липецкого горсовета Михаила Пахомова. О желании такой формы судопроизводства заявили четверо из восьми подсудимых: считающийся следствием заказчиком преступления экс-заместитель министра ЖКХ Московской области Евгений Харитонов и трое подозреваемых-исполнителей - бывший сотрудник Госнаркоконтроля Павел Грушко и братья Забродины, Алексей и Евгений.

Напомним, что в окончательной редакции СУ СК РФ по ЦФО предъявил обвинения восьми лицам. Экс-главе ГУП «Мособлкоммуналстрой» (первому гендиректору федеральной ОЭЗ ППТ «Липецк») Сергею Красовскому - по ст. 126, 30 и 158 УК РФ («организация похищения человека» и «покушение на кражу»). Экс-заместителю министра ЖКХ Московской области Евгению Харитонову - по ст. 126 и 316 УК РФ («организация похищения» и «укрывательство преступления»). Дмитрий Столярчук, братья Алексей и Евгений Забродины, Армен Тер-Минасян и Павел Грушко, те, кто по мнению следствия, непосредственно затолкали Михаила Пахомова в багажник автомобиля после того, как он вышел из ресторана на улице Водопьянова, пойдут под суд по ст. 126 УК РФ («похищение человека»). Дмитрий Ермаков обвиняется по ст. 126 и ч.1 ст. 105 УК РФ («похищение человека» и «убийство»).

По версии следствия, бывший замминистра ЖКХ Подмосковья Евгений Харитонов и экс-глава ГУП «Мособлкоммуналстрой» Сергей Красовский решили похитить Михаила Пахомова, который, как они считали, был им должен порядка 80 млн долларов отката за предоставленную ему возможность выиграть тендер на право строительства в Подмосковье детских игровых городков и спортивных площадок (цена каждого такого объекта начиналась от миллиона рублей). После того, как Михаил Пахомов отказался «откатить» эту сумму, Евгений Харитонов решил обратиться к своему знакомому Евгению Забродину за помощью в организации доставки депутата Липецкого горсовета в Московскую область. Однако похищенный оказал яростное сопротивление, в результате чего был сильно избит и, в конце концов, расстрелян из травматического пистолета. От полученных ранений и переохлаждения депутат скончался. Тело коммерсанта преступники положили в бочку и залили цементом в одном из гаражных кооперативов поселка Обухово Ногинского района Подмосковья.

По делу Пахомова, как сообщал GOROD48, уже были осуждены жители подмосковных городов Королев и Юбилейный Александр Горбатиков, Андрея Конченков и Захид Айгелбат-Оглы Сулеманов, которые похитили из припаркованного у ресторана на улице Водопьянова служебного автомобиля «Форд Фокус» Михаила Пахомова его личные вещи. 26 декабря 2013 года Октябрьский райсуд Липецка приговорил каждого из преступников, обвинявшихся в покушении на кражу, к двум с половиной годам лишения свободы (из машины были похищены паспорт, мобильный телефон и планшетный компьютер, а также 700 тысяч рублей). С осужденных в солидарном порядке суд взыскал в пользу матери депутата, актрисы липецкого муниципального театра, народной артистки России Валентины Бражник 340 тысяч рублей.

Адвокат Липецкой областной коллегии адвокатов Мария Тормышева, представлявшая интересы Александра Горбатикова и Евгения Забродина, а позже отведенная от участия в расследовании по процессуальным основаниям, решила рассказать GOROD48 накануне процесса о том, каким видится самим подсудимым «дело Пахомова».

- Мария Александровна, обычно адвокаты говорят о невиновности своих клиентов. Вы тоже будете отрицать предъявленные подсудимым обвинения?

- Частично. Вначале скажу о главном: никакой организованной группы в так называемом деле Пахомова нет. Да, есть убийство, которое вменяется Дмитрию Ермакову, который, кстати, не скрывает своей вины. Но это преступление даже следствие считает эксцессом исполнителя. То есть убивать Пахомова Ермакову никто приказа не давал. То, что случилось, было его самодеятельностью. И похищать Пахомова никто не собирался.

Сторона защиты представила следствию массу доказательств невиновности подсудимых. Мы долгое время просили допросить арестованных, но следствие никого допрашивать не стало, так как в августе прошлого года подходили к концу предельные строки содержания их под стражей. Наших клиентов стали экстренно выводить на ознакомление с материалами уголовного дела в нарушение всех норм УПК.

Всем подсудимым вменяются действия организованной группой. Возьмем, например, обвинение в похищении. Если идет речь об организованной группе, то ее члены, очевидно, должны были подготовить место для содержания похищенного. Был февраль, и для похищенного нужен был не сарай и не гараж. Но, судя по тому помещению, куда привезли мертвого Пахомова, ни о каких даже минимальных удобствах речи не шло. То, как потом попытались распорядились телом, тоже свидетельствует об отсутствии умысла на совершение похищения.

В СМИ со ссылкой на данные следствия сразу же после обнаружения тела Пахомова появилась информация об «откате» с денег, «освоенных» на строительстве детских и спортивных городков в Подмосковье, которые тот должен был отдать Харитонову и Красовскому. Но такой корыстный мотив, который вменяет подсудимым следствие, ничем не подтвержден. Все обвинение построено на показаниях одного свидетеля, который будто бы знал об этом со слов Пахомова. Этот свидетель - бухгалтер одной из фирм, которой руководил Пахомов. Но эти показания проверить невозможно, так как нельзя опросить самого Пахомова. В деле много томов финансовой документации, связанной с госзакупками, конкурсами на строительство, но на их основании о сумме «отката», которая фигурирует в прессе, речь вести нельзя. Поэтому «экономику» подсудимым никто и не вменяет.

- Если так, то на основании каких улик следствие обвиняет подсудимых по столь серьезным статьям Уголовного кодекса?

- Обвинение построено на основании первоначальных показаний, которые давали фигуранты уголовного дела сразу же после того, как их задержали. При этом их показания очень сильно расходятся с судебно-медицинской экспертизой, установившей причину смерти Пахомова. Это неудивительно, так как эти показания были выбиты из задержанных силой. Самооговоры и оговоры других были положены в основу уголовного дела.

Задержанных избили в городе Королев. Об этом свидетельствует наличие судебно-медицинских экспертиз, подтверждающие их заявления о примененном к ним физическом насилии. Но в ответ на наше обращение о преступлениях, совершенных сотрудниками правоохранительными органами, мы получили отказное постановление о возбуждении уголовного дела. Мы обжаловали это отказное постановление в суд в порядке статьи 125-й УПК. Из суда нам пришло уведомление, что материалов проверки нет ни у следователя, ни в прокуратуре! Получается, что их потеряли. Еще в феврале я написала жалобы главе СК РФ Бастрыкину, генпрокурору Чайке, но не получила на них ответов. Доказательная база по факту пыток достаточно большая, но, кажется, никому кроме адвокатов, подсудимых и их родственников никому не интересная.

- Следствие говорит о смерти Михаила Пахомова от переохлаждения, вызванной перевозкой в багажнике автомобиля, кровопотери от ран, причиненных ему похитителями, роковом выстреле в голову из травматического пистолета...

- Действительно, первоначальная версия следствия была такова, что в Подмосковье Пахомова привезли живым. Однако данные судмедэкспертизы свидетельствуют, что смерть Пахомова наступила в очень короткий промежуток времени. Фактически в багажнике машины везли из Липецка уже мертвого человека.

Как я уже говорила, один из тех, кто должен был всего лишь наблюдать за Пахомовым, Ермаков, проявил самостоятельность. Он и его товарищ подошли к «Форду», в который после выхода из ресторана садился Пахомов, чтобы с ним поговорить. По словам Ермакова, тот стал ему дерзить. Ермакову, физически крепкому, агрессивному, ранее судимому парню, о котором можно сказать, что он - без тормозов, это не понравилось. Ермаков выволок Пахомова из машины и стал избивать. Потом провел удушающий прием и сломал ему подъязычную кость. По заключению судмедэкспертизы, смерть наступила через две-три минуты от асфиксии. Потом Пахомова втащили на заднее сидение машины, где Ермаков и выстрелил в него из травматического пистолета. Когда Пахомов перестал подавать признаки жизни, все растерялись, не знали, что делать. Видя невменяемого Ермакова, поймавшего кураж, остальные приняли решение отвезти тело Пахомова Харитонову, чтобы тот как-то содействовал в сокрытии тела. Труп положили в багажник и повезли в Подмосковье. Кстати, потому суд и в Липецке - по месту смерти потерпевшего.

Следствие вменяет подсудимым похищение человека. Но если он был мертвым, то как можно похитить труп? Подсудимых можно было судить по 316-й статье УК, за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений, но следствие упрямо, даже имея данные судмедэксперизы, продолжает стоять на своем.

- Те, кого следствие называет похитителями, всего лишь наблюдали за Пахомовым?

- Да. Есть договор о детективной деятельности, заключенный между Харитоновым и Евгением Забродиным. Согласно этому договору, Забродин был должен выполнить оплачиваемое поручение - выяснить места пребывания Пахомова в Липецке. Если следствие говорит об организованной группе, то ни о каком письменном договоре на оказание услуг по похищению человека речи бы не шло. Забродин был должен установить наблюдение за Пахомовым, знать, в каких местах он бывает. Харитонову нужно было с ним встретиться и пообщаться, поскольку тот длительное время избегал встреч и не отвечал на звонки. В уголовном деле есть долговая расписка Пахомова на 9 миллионов рублей. Именно по этому поводу, сроку возврата денег, Харитонов и хотел встретиться с Пахомовым.

Так как нужно было вести наблюдение в нескольких местах Липецка, Евгений Забродин взял с собой родного брата и нескольких своих знакомых. Но случилось то, чего никто не предвидел. Как только было установлено место нахождения Пахомова, ресторан на улице Водопьянова, Ермакову, как говорится, шлея попала под хвост.

- В публикациях СМИ речь шла о заранее подготовленном гробе, в котором должны были похоронить Пахомова, и что его будто бы даже в нем перевозили по Подмосковью, чтобы избежать процедуры досмотра со стороны сотрудников ДПС.

- Отцом Михаила Пахомова был худрук драмтеатра Владимир Пахомов. Так вот, Пахомов-старший практиковал и для себя, и для актеров так называемую ночь в гробу. Для, так сказать, воплощения в образ, для роста профмастерства. Пахомов-младший, наверное, был так этим впечатлен, что потом даже стал клясться своим знакомым этим самым гробом. Харитонов говорит, что Пахомов, обещая отдать долг, бросался фразами типа: «Я все отдам, готов даже в гроб лечь!» или «Я в гроб лягу, но долг отдам!». И Харитонов приготовил гроб. Типа, дал слово - ложись в гроб! Версия следствия, что гроб был специально подготовлен для захоронения Пахомова - миф.

- Почему подсудимым вменяют покушение на кражу, если по этому преступлению уже были осуждены три человека?

- Не знаю. Этот вопрос найдет свое разрешение в суде. Я бы вообще не говорила, что имела место кража личных вещей и денег Пахомова. Когда те, кто должен был следить за Пахомовым, привезли в Московскую область его тело, нужно было решить, что делать дальше. Появилась идея забрать из Липецка его вещи, переправить за границу, уже там включить его сотовый телефон и обставить дело так, как будто Пахомов выехал за рубеж и там пропал. У него же был такой образ жизни, что он мотался по всему миру, поэтому в эту версию могли поверить.

Говорить о краже не приходится. Кража подразумевает корысть, ее цель - распорядиться чужим имуществом. Подсудимых интересовали личные вещи Пахомова, но не с целью сбыта, наживы, а чтобы избежать подозрений в убийстве, отправив их за границу. Эти действия охватываются той самой 316 статьей, заранее не обещанным укрывательством тяжких и особо тяжких преступлений. Фактически все занимались тем, чтобы скрыть убийство, совершенное Ермаковым.

По показаниям Горбатикова и его сообщников, им предложили просто забрать из машины, которой пользовался Пахомов, сумку с его вещами. Никто не говорил ни о каких деньгах просто потому, что никто не знал, что находится в сумке. Они открыли сумку по дороге в Москву, увидели деньги. Им сказали, что ими они могут распорядиться по своему усмотрению. Всех ведь интересовали после убийства Пахомова его личные вещи, которые нужно было закинуть за границу. По сути то, что случилось, - стечение обстоятельств, закончившихся трагедией, убийством.

Следствие все эти доводы игнорирует. Общественному мнению подсудимых представляют как отморозков, воров, наркоманов, алкоголиков. Зато нет ни одного упоминания о Пахомове  как участнике в 90-х годах банды «Липецкая братва».

P.S. Первое судебное заседание по делу Михаила Пахомова состоится 14 мая.

35052
19

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.