Происшествия

24.08.2017 16:01

«Полицейские раз сто прижгли меня электрошокером»

21871
46
«Полицейские раз сто прижгли меня электрошокером»

В редакцию GOROD48 пришел «свидетель» по делу об убийстве риэлтора, заявивший, что стал жертвой полицейского беспредела.

Загрузка плеера
GOROD48 уже сообщал о том, что в уголовном деле об убийстве риэлтора Ивана Курбатова в селе Марьино Задонского района риэлтора появился подозреваемый - житель села Конь-Колодезь Хлевенского района. Сейчас мы можем назвать его имя - Максим Стародубцев. Нам его сообщил односельчанин подозреваемого, 29-летний Виталий Кудинов. Мужчина пришел в редакцию GOROD48 и заявил о невиновности своего знакомого, а также о том, что сам стал жертвой полицейского произвола.

- 9 августа мы с женой на автомобиле поехали в Задонск. Я был за рулем. Перед зданием Сбербанка перед нами остановился автомобиль «Форд». Из него выскочили два человека в форме сотрудников спецслужб в масках. Я только успел подумать, что что-то случилось, как один из них рывком открыл двери машины с моей стороны, другой - двери с противоположной. Меня вытащили, бросили сначала на асфальт, потом, надев наручники, втащили на заднее сидение «Форда», ударили дверью по ноге, которую я не успел втянуть за собой. И так, в одном тапочке - второй соскочил с моей ноги - меня куда-то повезли.

Так началась история, в которую трудно поверить. Но Виталий Кудинов говорит о том, что случилось, на камеру. Говорит спокойно, не запинаясь.

- Как только мы выехали из Задонска, мужчина без маски сказал, что он - опер. «Понимаешь, что происходит?» спросил он у меня. Я сказал, что нет. И в свою очередь спросил, понимает ли он, что делает? Меня же схватили в 16 часов под видеокамерами банка! Но оперативник, похоже, ничего не боялся, - говорит гость редакции.

По словам Кудинова, его привезли в лесополосу за деревней Уткино. Там вывели из машины и начали допрос с пристрастием.

- У меня спросили, где я был 11-12 июня. А я хорошо помнил, где. Ведь в эти дни был выходной, День независимости России. В ночь я был с другом и дядей на рыбалке на Дону в своем селе. Следующий день мы провели у меня дома. А вечером поехали на родник «Двенадцать апостолов»: я, Слава Исаков, Артем Ларин и Максим Стародубцев. По дороге встретили паломника, который шел в Задонск. Подвезли его, поговорили про жизнь в монастыре. Искупались в святом источнике и поехали в деревню Марьино, где у меня дача.

Вадим Кудинов говорит, что его дом в Марьино - почти в самом начале деревни. Там он и его друзья пробыли недолго, так как обнаружили дом вскрытым и обворованным. В этот же вечер вернулись домой, в Конь-Колодезь.

Однако тот самый опер рассказу Вадима не поверил. Несколько раз позвонив кому-то по телефону, он дождался сумерек и «подкрепления» - в лес приехал еще один автомобиль, из которого вышли два человека в масках и два других сотрудника полиции.

- И тут началось! Меня стали бить и прижигать электрошокером. От меня хотели добиться ответа на один вопрос: «Убивал ли Максим мужчину в Марьино?» «Максим убивал»? «Максим убивал»? Я говорил, что нет, что мы были всегда вместе. Но они настаивали на том, что «все» уже во всем признались, и что мне нужно сказать то, что мне велят, - говорит житель Конь-Колодезя.

Вадим Кудинов - крепкий орешек. Это очевидно и по его телосложению, и по силе духа. Из его рассказа следует, что он не оговорил приятеля, хотя его не менее ста раз прижгли электрошокером.

- Мне говорили, чтобы я подписал то, что они мне скажут. Опер говорил, что тогда меня отвезут домой к жене и больной матери. А если нет, то меня продолжат жечь, а потом обоссут. Мол, тебе здоровья не хватит все выдержать! Но я не мог сказать ложь. Как бы я себя потом чувствовал, если бы оговорил друга? Как смотрел бы в глаза жене, односельчанам? Я дослужился до командира отделением разведбата в Абхазии. Я так воспитан, что не могу никого оболгать. Я мучителям так и сказал, что если на то воля Бога, чтобы я попал в тюрьму, то так тому и быть.

Кудинов говорит, что его мучали часа два-три. Под конец он уже ничего не соображал. А потом у него страшно разболелась голова - после того, как электрошокер ему приложили к шее. Потом в лес на светлой «ГАЗели» приехал мужчина средних лет, очевидно, какой-то начальник. Я рассказал ему, как было дело, а он сказал только, почему я такой бестолковый!

Из рассказа следует, что Вадима перестали мучать после того, как привезли в Задонский отдел Следственного Комитета. Там на него давили только психологически. Грозили, что «несознанка» дорого ему встанет, что он пойдет под суд по части второй 105-й «мокрой» статьи, и что ему грозит срок лишения свободы вплоть до пожизненного. И все, что ему нужно было сделать, только сказать, что Максим - убийца.

Под утро Кудинов, как он говорит, мало уже что соображал. Его отвезли в Задонский ИВС. Там он подписал какую-то подсунутую ему бумагу, согласно которой, как позже оказалось, он не имел никаких претензий к правоохранительным органам, хотя жаловался на ожоги и побои. В изоляторе его не стали фотографировать и приняли такого, как есть, воняющего как смоленого кабана, «Скорую» ему вызвали только утром. Женщина, врач или фельдшер, выслушала рассказ о ночных злоключениях, жалобы на нестерпимое жжение в местах ожогов, но не зафиксировала при нем в карту множественные телесные повреждения, которые он ей показывал.

В ИВС Кудинов провел пять дней. И его отпустили. А дома Вадим узнал, что на Максима Стародубцева как на убийцу показали два жителя села Конь-Колодезь, Дмитрий Крохмалев и Дмитрий Корнеев. Этих людей Кудинов называет лжесвидетелями, говорит, что в Марьино в день убийства риэлтора они не были, а оговорили Стародубцева под пытками.

На этой неделе, во вторник, 22 августа, Вадим Кудинов со своим адвокатом были на опросе в том же Задонском следственном отделе СУ СК РФ по Липецкой области. На этот раз Кудинов давал показания как жертва пыток, так как накануне обратился в отдел собственной безопасности УМВД РФ по Липецкой области и в СУ СК РФ по Липецкой области с соответствующим заявлением. К нему Кудинов присоединил акт судебно-медицинского исследования, которое прошел в Воронеже. На двух страницах судебный медик Елена Семынина описывает имеющиеся у жителя Конь-Колодезя кровоподтеки, ожоги и ссадины, а на третьей, в заключении, указывает на множественные поврежденные участки кожи на его теле.

- Я усматриваю в том, что случилось с Вадимом Кудиновым, похищение и пытки. При задержании он не оказывал сопротивления, но количество, интенсивность и частота разрядов электрошокера, свидетельствует о необоснованности применения к нему физической силы и спецсредств. Кстати, у следствия нет никаких доказательств связи застреленного риэлтора как с Кудиновым, так и со Стародубцевым. Они даже не был знакомы друг с другом лично! И, кстати, домовладение, где было найдено тело убитого, находится в двух-трех километрах от дачи Кудинова. Попасть туда за то короткое время, какое они провели в деревне Марьино, жители села Конь-Колодезь не могли, - комментирует ситуацию адвокат Сергей Локтев.

В свою очередь GOROD48 обратился за комментариями к столь жуткой истории в правоохранительные органы.

- По факту обращения жителя села Конь-Колодезь в полицию начата проверка, - сообщили нам в пресс-службе УМВД РФ по Липецкой области.

- По заявлению Вадима Кудинова проводится доследственная проверка, в ходе которой будут проверены его доводы о противоправных действиях сотрудников полиции. По ее результатам будет принято соответствующее процессуальное решение, - сказали GOROD48 в пресс-службе СУ СК РФ по Липецкой области.

Напомним, что вечером 13 июня в своем домовладении в деревне Марьино был найден лежащий в луже крови 54-летний житель Липецка Иван Курбатов. По данным криминалистов, его убили зарядом картечи. Застреленного обнаружил сосед. Из его пояснений следовало, что он решил зайти к Ивану Герасимовичу потому, что увидел через забор открытыми двери его дома. Это насторожило мужчину, так как Курбатов был крайне щепетильным в вопросе личной безопасности: всегда закрывал двери на замок, ставил домовладение во время своего отсутствия под сигнализацию. По словам соседа, мужчина приехал из Липецка в Марьино в понедельник, припарковал у своего дома автомобиль. После того, как Курбатова не было видно ни в понедельник, но во вторник, житель соседнего дома решил поинтересоваться, все ли у него хорошо. Но нашел во дворе убитого человека.

Игорь Луговой

P.S. Мама у Вадима Кудинова умерла сразу же после того, как сын вернулся домой из ИВС, где провел 5 дней. 
21871
46

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.