Общество

28.05.2010 09:43

Иван Майборода: «Бой шел 11 часов. За это время мы потеряли половину погранзаставы».

12216
7
Иван Майборода: «Бой шел 11 часов. За это время мы потеряли половину погранзаставы».

17 лет назад 48 бойцов Московского погранотряда приняли бой на таджикско-афганской границе с 250-ю моджахедами, окружившими 12-ю погранзаставу. После гибели командира заставы Михаила Майбороды, командование пограничниками взял на себя липчанин Андрей Мерзликин. Под его началом оказался и рядовой Иван Майборода, родной брат погибшего командира.

Загрузка плеера
Иван Майборода сейчас живет в Добровском районе Липецкой области. О том бое на заставе «Саригоры», унесшем жизни половины личного состава погранзаставы, он рассказал корреспондентам GOROD48.

предыстория
После распада Советского Союза на таджикско-афганской границе осталась группировка войск бывшего Краснознамённого Среднеазиатского Пограничного Округа КГБ СССР. В сентябре 1992 года на её базе была создана Группа Пограничных войск России в Республике Таджикистан.

В 1992 году в Таджикистане развернулась гражданская война. Напряжённой оставалась и сложившаяся после свержения режима Наджибуллы обстановка в соседнем Афганистане. С весны 1993 года боевики таджикской оппозиции при поддержке афганских моджахедов неоднократно пытались совершить прорыв границы.

Акция против 12-й погранзаставы «Саригоры» была спланирована как возмездие за предыдущие неудачи. Всего к участию в ней привлекалось 200-250 боевиков под общим руководством командира 55-й пехотной дивизии Исламской Республики Афганистан Кази Кабира. Нападавших возглавлял афганский полевой командир Кари Хамидулло. Одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому не известный в то время Хаттаб. На заставе находилось 48 российских военнослужащих и одна боевая машина пехоты. 

Нападение было совершено в ночь на 13 июля 1993 года. Около 4 часов утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта заметил боевиков, пытавшихся подобраться к позициям пограничников под прикрытием темноты. Поняв, что их обнаружили, боевики начали штурм заставы при поддержке огня из пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов, заранее размещённых на высотах вокруг заставы. Начальником заставы был старший лейтенант Михаил Майборода.

на службу к брату
- Как я попал служить в погранотряд к родному брату? – начинает свой рассказ Иван Майборода. – Наша семья жила тогда в Казахстане, в Алма-Ате. – После того как мне исполнилось 18 лет от армии дали отсрочку, так как по действующему закону, если в семье один сын служил в горячей точке, то его брату была положена отсрочка. А Михаил служил в Таджикистане, на Афганской границе. Но просидел я дома недолго, закон отменили, а тут как раз приехал брат набирать новобранцев себе на заставу. Так и «призвал» меня к себе в Таджикистан. Я понимаю, кто-то скажет, вот, мол, по блату, к себе под крыло старший пристроил младшего, чтобы служилось легко. Но лучше бы этого не было. «Летал» я под «братской» защитой больше чем все остальные призывники. Я даже начинал возмущаться, выговаривал ему: «Брат, ну ты что делаешь?». А он мне: «Если буду тебя жалеть, тогда другие и впрямь скажут, что я тебя специально пристроил». 

Прослужил я почти полгода. К тому моменту уже участвовал в перехвате двух караванов с наркотиками, спасении экипажа сбитого на афганской границе российского самолета. Интересный был случай, «духи» подбили самолет «стингером», один летчик опустился с парашютом на нашей стороне, другой – на афганской. Первого мы сразу нашли. А второй сам через 3 суток пришел. Как он рассказывал, пока его несло ветром на афганскую территорию, он рассматривал местность, запоминал, а потом выходил к нашей заставе по изученному с воздуха маршруту. Днем прятался от «духов», ночью шел. Караваны с наркотиками тоже «штука» интересная – идет вереница ишаков навьюченных мешками, спереди и сзади вооруженные группы моджахедов. Возьмешь такой караван, особисты набегут, все описывают, за всеми пристально наблюдают – как бы чего не прикарманили. А там ведь кроме наркотиков – доллары огромными пачками. Большие такие «прессы» долларов! Но мы то, молодые, все идейные, рожденные и воспитанные в СССР. Разве мы могли покуситься на эти зеленые бумажки? Да и не понимали – зачем они нам нужны. Мы, максимум, могли взять в руки банкноту и сфотографироваться с ней, как с сувениром, чтобы потом послать фото домой.

13 июля
- Жестко мы гоняли духов на границе, - вспоминает Иван Майборода. – Не давали очухаться. Удар по наркотрафику мы наносили ощутимый, поэтому, видимо и решили они с нами рассчитаться. До нас несколько застав подвергались нападениям – 16-я, 14-я, 11-я. Мы знали, что на нашей территории на всех высотках сидят духи. Но приказа открыть огонь на поражение не было. Мы прекрасно понимали, что «духи» за нами бдят, и в принципе, были готовы к любому нападению, в окопах у нас специально хранились боезапасы на этот случай. 12 июля на заставу приехали высокие чины, приказали все боезапасы убрать. Остался один ящик с патронами у меня в тыловом окопе. Он и спас на следующий день многих. В ящике – два цинка, в каждом цинке – больше тысячи патронов…

Духи начали нас долбать в 4 часа утра. Били по территории погранзаставы из всего, что у них было - пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов. Я кинулся в свой окоп, как и положено, а там уже сидят восемь бойцов, ящик с патронами вскрыт. Я набил полные карманы патронами, зарядил восемь магазинов. Еще у меня были четыре гранаты. С этим запасаом пошел на передний край. А пока гнал туда, все патроны, что были у меня, я раздал ребятам, у которых их вообще почти не было – собирали, буквально по сусекам. И если бы не тот припрятанный ящик…

Бой шел страшный. Кругом были духи, даже залезали в наши окопы, в общем, везде. Но мы кое-как держались. За первые часы боя я расстрелял все что было. А патроны мы экономили, стреляя в основном одиночными, чисто «шугая» духов. 

И тут у нас патроны закончились совсем. Всё! И духи это поняли. Нас просто начали расстреливать. Спасибо в тот момент сориентировался замбой (замначальника погранзаставы) липчанин Андрей Мерзликин. Он вспомнил, что один цинк лежит в ДОСе (Дом офицерского состава) и послал туда бойца Дадаколонова. Я его стал прикрывать, расстреливал последние патроны в магазине. И тут по ДОСУ лупанули из РПГ. Дом загорелся и я подумал: «Всё, кирдык Дадакалонову..». В то же момент погиб и рядовой Филькин, ему прямо под ноги духи швырнули две гранаты… И вдруг, зашуршали камни над окопом, и ввалился собственной персоной Дадаколонов. Как он выжил?! В него духи палили из всего, из чего только можно было палить! А ведь парень только призвался из Казахстана, еще не принял участие ни в одном бою, с месяц, наверное, отслужил. Как он сам потом рассказывал, забегает он ДОС и видит два цинка – один полный, другой полупустой. Он не заметил, что в неполном цинке были патроны для пистолета Макарова, и от «жадности» прихватил и его, хотя, ни у кого в тот момент не было ПМов. Так Дадаколонов обеспечил нас патронами. Я набил два магазина и началось! Но, на сколько хватило этих патронов? Ненадолго.

Духи к тому моменту здорово пристрелялись, головы не давали поднять. Прямо перед лицом выбивали песок буруны от пуль. Только отползешь с этого места, а там пули впивается в землю. Прямо на место, где только что была голова. Потом духи подожгли траву, чтобы нас выкурить. Но сами же ее и потушили. Рядом стояла бочка с водой, с надписью «бензин». Духи несколько раз дали по ней из гранатомета, думая, что там бензин, а вода, вытекая, тушила горящую траву. 

Потом я узнал, что погиб мой брат, начальник погранзаставы – Михаил Майборода. Командование принял липчанин Андрей Мерзликин. Он и повел нас на прорыв. Как пробились, и сейчас понять не могу. 11 часов шел тот бой. Мы потеряли 25 человек из 49. Помощь так и не пришла. Ребята не могли пробиться к нам, так как духи заминировали дорогу. 

Отход, которым руководил лейтенант Андрей Мерзликин был проведён успешно. Вышедшие к своим пограничники были эвакуированы на вертолёте. Резервная группа, усиленная бронетехникой, продолжала продвигаться в направлении заставы и к исходу дня заняла её, выбив боевиков. 
Моджахеды оставили в районе заставы 35 своих убитых, а всего же их потери составили около 70 человек. 

Указом Президента РФ № 1050 от 19 июля 1993 года за мужество и героизм в бою на 12-й заставе шесть пограничников были удостоены звания Героя России: рядовой Сергей Борин (посмертно), сержант Сергей Евланов, сержант Владимир Елизаров (посмертно), лейтенант Андрей Мерзликин, сержант Сергей Сущенко (посмертно), рядовой Игорь Филькин (посмертно).

Иван Майборода награжден орденом «За личное мужество» (предшественник ордена Мужества), медалями «За ратную доблесть» и «За укрепление боевого сотрудничества».

переселенец
После госпиталя, трижды раненого и контуженого Ивана Майбороду комиссовали. Он вернулся в родную Алма-Ату, где жил с семьей до 1998 года. А потом казахский национализм заставил переехать его в Липецкую область, к своему командиру Андрею Мерзликину.

- Национальное самосознание казахов довело ситуацию до абсурда, - вспоминает Иван Майборода. – Конечно, не везде и не всюду оно проявлялось, но случалось. Так моя беременная жена однажды пришла к врачу на консультацию, и врач-казашка бросила ей в лицо: «Я сделаю все, чтобы твой русский … не родился». Разве после этого можно было оставаться? Мы решили уехать из Казахстана. Куда ехать – я не знал. Обзвонил друзей, и Андрей Мерзликин предложил переехать в Липецк. Первое время мы жили у него в квартире. Как раз у нас родилась дочка. Потом купили небольшой домик в селе Демкино Чаплыгинского района и стали жить там – я, жена, дочка, мама, папа и младший брат. 

Кстати, младший Майборода - Илья пошел по пути старших братьев. Окончив московское училище погранвойск, он сейчас командует погранзаставой в Оренбуржской области. Охраняет российско-казахскую границу.

В конце 2009-го, за счет бюджетов Липецкой области, города Липецка и Добровского района, семье Ивана Майбороды построили дом в селе Кореневщино Добровского района. 28 мая, в День пограничника, на новоселье к Ивану Майбороде съедутся многочисленные друзья. Ключи от нового дома ветерану-пограничнику вручат первые лица области. 

(фильм о бое Московского погранотряда 13 июля 1993 года, можно посмотреть здесь). 

Никита Воробьев

12216
7

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.