Общество

01.03.2010 09:27

Жительница Липецкой области отметила 100-летний юбилей

3054
Жительница Липецкой области отметила 100-летний юбилей

Потеряв мужа на фронте, Евдокия Алексеевна Змеевская хранила ему верность всю жизнь.

Загрузка плеера


Никаких особых секретов долголетия Евдокия Алексеевна, отметившая свое 100-летие 28 февраля, не знает. В ее родне тоже не было никого, кто протянул бы до ста лет. Весь секрет Евдокии Змеевской– труд, труд и еще раз труд. 

- Родилась я в семье простых крестьян, - рассказала GOROD48 Евдокия Алексеевна. – Работать начала очень рано, с детства, помогала родителям на поле, ухаживала за скотиной. На своем поле мы сеяли пшеницу, рожь, ячмень, на подворье были корова, лошадь, птица. У родителей нас было пятеро – четыре дочери и сын. Я – самая младшая. Папа умер очень рано, когда мне было 2 года. Весь труд лег на плечи матери и на нас девчонок. Брат-то был один. Может поэтому во время коллективизации нас стороной обошло раскулачивание. Ведь все видели, что нас детей в семье много, а воспитывала одна мать. В 10-летнем возрасте я пошла на работу официально, на железнодорожную станцию – подбивать щебень под шпалы. Потом с железной дороги нас, девочек и женщин вытеснили мужчины, возвращавшиеся с гражданской войны. Устроилась работать в Ольховское лесничество. После работала на винзаводе уборщицей. В 1933 году познакомилась со своим мужем, Николаем. Он работал в милиции. Как мы друг друга полюбили! Всем желаю такой любви. Дышать не могли друг без друга. У нас родились два сына и дочка. Но семья была гораздо больше, после смерти моей сестры и ее мужа, я забрала к себе двоих племянников. Но счастье наше длилось не долго, до 1941-го года. В самом начале войны Николая забрали на фронт. Еще накануне он даже не знал, что его призывают. Утром, как обычно, ушел на работу. Я в этот день возилась в огороде. И вдруг меня сзади обнимает муж. Я спрашиваю у него: «Ты чего так рано с работы?». Он мне: «Пойдем в дом». Дома показал повестку. На следующий день ушел на фронт. Месяца два или три никаких весточек не было. Потом пришло письмо. Николай писал, ты не волнуйся, будешь скоро получать за меня пенсию на ребят. И все. С тех пор так от него вестей так и не было. Пропал без вести. 

Растила детей, своих и приемных, Евдокия Алексеевна одна. Во время войны ее постигло еще одно горе – умерла дочка Валентина. Простудилась зимой, проболела неделю и умерла. Во время войны Евдокия Алексеевна работала в совхозе, в селе Старое Ракитино, где они с мужем купили после свадьбы дом. Работала Евдокия Алексеевна дояркой, бригадиром. После войны выплат на детей за погибшего мужа не получала. На пропавших без вести такие льготы не распространялись. Выплаты за погибшего мужа стала получать лишь теперь. Где и как погиб Николай Змеевский так никто в семье и не узнал. Запрашивали военкоматы, архив Министерства обороны, но без толку. Всего не вернулись с фронта в Старое Ракитино 135 селян. После выхода на пенсию, Евдокия Алексеевна продолжала работать в совхозе, свекловодом. Замуж так больше и не вышла. Всю жизнь ждала мужа с войны. Ведь похоронки на него так и не пришло. Как она сама признается, ухаживания, предложения руки и сердца были, но она их все отклоняла. «Лучше моего Николая нет, и не будет никогда. Он мой единственный муж, раз и навсегда», говорила вдова.

Всех своих детей Евдокия Алексеевна пережила. Из родственников у Змеевской остались сноха, две внучки и правнук с правнучкой. 

Евдокия Алексеевна живет у снохи Валентины. До недавних пор еще жила одна, в деревеньке Старое Ракитино, что в 3 километрах от Лебедяни. Вплоть до прошедшей осени еще возилась в огороде. Держала курочек в сарае. Но нынешней зимой Змеевскую постигло несчастье – в ее стареньком доме разморозились трубы системы отопления. 

Газ провели в Старое Ракитино только в прошлом году. Евдокии Алексеевне из районного и федерального бюджетов выделили помощь на капитальный ремонт дома. Но все до копейки ушло на газификацию, а крыша, как была черной от времени, а стены покосившимися, так и остались. Из областного управления соцзащиты выделили 10 тысяч на ремонт кровли, но хватило их лишь на шифер на одну сторону крыши. Еще 20 тысяч запросили рабочие. Так и лежит шифер на терраске. Да и газ радовал недолго. Горе-проектировщики из Липецка так спроектировали обвязку дома трубами, что вода в них перемерзла при первых же серьезных морозах в январе этого года. И уже местные «специалисты» по газу из Лебедяни протянули трубы от АОГВ, расположенной в пристройке, через неотапливаемый коридор в дом. В коридоре трубы и перехватило. Сам АОГВ пришедшие газовщики спасли, а трубы нет. Так и остался дом неотапливаемым. Замерзающую бабушку забрала к себе ее сноха Валентина в Лебедянь. В двушке ютится все ее семейство, шесть человек. Правнучка-школьница уступила бабуле свою кровать, а сама спит на полу. 

Валентина, супруга покойного сына Евдокии Алексеевны, на неудобства не жалуется. Хотя слышала выступление президента страны Дмитрия Медведева, который призвал оказывать семьям ветеранов, вдовам погибших на фронте всестороннюю помощь в приобретении и ремонте жилья. Но, по ее признанию, как-то неловко то и дело просить помощь у государства. 

Корреспондент GOROD48 поинтересовался у местного сельского главы Алексея Берсенева, может ли Евдокия Алексеевна рассчитывать на помощь администрации села. Алексей Дмитриевич лишь пожал плечами. Его можно понять. Бюджета сельского поселения нет как такового, Старое Ракитино дотируется из районного бюджета. Денег на ремонт перемерзших труб в доме вдовы погибшего на фронте, просто нет. Может быть хотя бы те, кто проводил газ в ее дом, пустив трубы отопления чуть ли не через улицу, исправят свою работу? 

Никита Воробьев

3054

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.