Искать:
30
Понедельник, 30 мая 2016 г.23:12
Авторизация
Для входа используйте аккуант любого из сайтов:
Логин
Пароль
Забыли пароль?
Или войдите через социальные сети
Еще не зарегистрированы ни на одном из сайтов? Зарегистрироваться
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Фактом авторизации, Вы принимаете условия Пользовательского соглашения и даете своё согласие на обработку персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Позывной «Ворон»: «Казаки атамана Козицына однажды подставят Россию и Новороссию»

Рекомендую
66
30 сентября 2014 г., 15:10
30028
Изменить шрифт
Позывной «Ворон»: «Казаки атамана Козицына однажды подставят Россию и Новороссию»

Липецкий ополченец вернулся из Донбасса. Дважды бывший боец спецподразделения ездил воевать добровольцем в рядах ополчения. Увиденное оказалось далеким от телевизионной картинки. Вместо благородства идеи войны за «русский мир» он наблюдал все "прелести" гражданской войны, всю ее грязь, голод и холод, нужду жителей востока Украины.

Редакция GOROD48 располагала сведениями о воюющем на Украине липчанине. Мы пытались сделать с ним интервью летом, но он отказался. В этот раз, вернувшись с Донбасса буквально на днях, доброволец был более разговорчив и даже откровенен. Он собирался встретиться с журналистами, как говорится, с «открытым забралом», так как накипело. Но выслушав Александра (позывной «Ворон»), мы решили закрыть ему лицо - Александр вскоре снова собирается на Украину, и интервью может ему серьезно навредить на той стороне.

Александр в своем рассказе не стал вспоминать летнюю поездку на Украину: он вернулся в Липецк достаточно быстро, так как примкнуть к какому-то подразделению оказалось вовсе не так уж просто. Александр ездил на Украину самостоятельно, полагая, что, таким образом, он сможет самореализоваться в своих патриотических побуждениях. Хотя у него за плечами была служба в спецподразделении и вторая чеченская.

- Понимаете, можно иметь дело с рекрутерами, - говорит Александр. - И я поначалу так и собирался сделать, но они обязательно требуют подробные анкетные данные. И я задался вопросом: «А зачем? Для каких целей? Как они потом их могут использовать?». И вообще, по интернету ведь не видно, кому ты посылаешь эти данные, и я решил отказаться от их «услуг».

Александр собрал рюкзак и двинул на Украину. На границе он увидел толпы беженцев, причем, по его словам, те первые беженцы отличались от нынешних. Они переходили российскую границу кто в чем, без сумок, грязные, оборванные, некоторые раненые.

- Вспоминается такая картинка: бежит к российскому погранпункту босая женщина. А на руках ребенок, завернутый в обычную простыню, - говорит Александр. - С той стороны границы расстрелянный транспорт... Через 4 километра был блок-пост нацгвардии, а еще через километр - бойцы подразделения «Днепр». Они там расстреливали всех подозрительных. Смысла не было лезть на рожон.

Во второй раз он достиг того, чего хотел: попал в подразделение, базирующееся у погранпункта «Должанское». Его направили служить к казакам т. н. Всевеликого войска Донского атамана Козицына. Александр был тогда далек от хитросплетений внутриказачьих взаимоотношений. Ему ничего бы не сказало то, что эти казаки не реестровые, то есть, по сути, неофициальные. И он не читал высказываний Игоря Стрелкова об уроженце Донецкой области Николае Козицыне и его казачестве, которых экс-министр обороны Донбасса назвал «козлячеством», а подчиненных Козицына большими любителями возлияний и мастерами избегать боестолкновений, но зато охочими сопровождать гуманитарные грузы.

«Кому война, кому мать родна»

Но именно с ними и столкнулся липчанин, получивший позывной «Ворон». Казаки Козицына контролируют т.н. буферную зону - от границы с Россией до передовых позиций ополченцев. И, по словам Александра, казаки там довольно-таки неплохо устроились, реализуя главным образом постулат: «Кому война, а кому мать родна».

«Ворон» нес службу на одном из блок-постов в этой «буферной зоне».

- Уже на второй день я увидел, что ничего общего с теми телекартинками война не имеет, - говорит Александр. - Пьяные казаки, люди пересекающие границу с Россией, часто тоже нетрезвые. Все думают, что это кино, хотят погеройствовать, повоевать. Как правило, на границе их задерживают и отправляют назад, но из десяти один попадает в ополчение. Причем возраст разный. От совсем юнцов, о местонахождении которых родители ничего не знают, до пенсионеров. Те, кто дежурили на блок-посту, тоже не стали ничего от меня скрывать, рассказали о творящемся здесь беспределе. Я сначала не поверил, но затем, когда нас послали в так называемый «секрет», убедился в этом сам. Задача была такова - охранять границу с Россией от проникновений как с той, так и с этой стороны. Но никаких нарушителей не было. На деле оказалось, что нам предстояло охранять шесть груженых углем «КамАЗов», как потом выяснилось, для продажи «налево», и явно не для нужд ополчения, а для нужд людей атамана Козицына. Там вообще с этой фамилией связаны самые мутные дела...

- Был такой эпизод, - продолжает Александр. - Во время комендантского часа все люди, которые идут на проход через погранпункт, остаются в палатках ополченцев до утра. И вот однажды в одну из палаток привели девушку с ребенком. Замерзшую, голодную... А у казаков было все - еда, выпивка, деньги... Так вот, один пенсионер из Красного Луча, Петрович, дал этой девушке банку тушенки, а человек из козицынских бойцов стал возмущаться, кидаться на пенсионера драться, говоря: «Зачем ты ей даешь, пусть она заработает на эту тушенку передним местом!». Возник скандал, и тот боец пригрозил Петровичу, что пристрелит его первой возможности. Но поскольку мы там все вооружены, то осуществить замысел не так просто...

Как рассказывает Александр, казаки атамана Козицына люди специфичные. Многие из них имеют за плечами богатый криминальный опыт.

- Метрах в 800 от нас был еще один блок-пост. Настоящее сборище криминалитета. Люди там бывалые, сиделые, с большими сроками за плечами. И у этих ребят уже были налажены схемы по отжатию денег с проходящих машин. Однажды ночью мы в палатке услышали выстрелы, возникла какая-то возня, полупьяные крики. Мы выскочили из палатки и увидели знакомых из тех самых людей. У одного из них позывной «Элвис», позывной второго - «Ваня Борода». Эти два беспредельщика, обожравшись алкоголя, приехали на наш блок-пост на своей машине, прихватив девушку из гражданского населения, протаранили «копейку» нашего командира, а затем начали расстреливать автомобиль из автомата. По законам военного времени это расценивается как вооруженное нападение на блок-пост. Но стрелять в беспредельщиков не стали. Так как могли убить и девушку. Их просто подставили «под стволы» и как-то инцидент свели на нет. Затем эти товарищи продолжили «разборки», кричали, что все здесь подчиняются только им, что они одни только здесь командиры. Еле-еле их угомонили.

На следующий день командир подразделения Сергеич построил всех и объявил, что вчерашние дебоширы понесут справедливое наказание и будут посажены «на подвал».

В подвал, другими словами яму размером 5 метров на 5 метров, сажали как провинившихся ополченцев, нарушителей дисциплины, так и подозрительных личностей. Даже из числа местных. Там могли находиться до 45 человек. На сутки узникам подвала давали полуторалитровую бутылку воды и буханку хлеба.

- Их казаки называли рабами, пленными, как угодно, - рассказывает Александр. – Я их видел. Люди раздеты, разуты, измождены. Много молодых людей. Их родители даже не знают, где они находятся. Без суда и следствия им дают различные сроки – от 20 до 50 дней, и они должны выполнять любую работу. А попасть «на подвал» было легко, например, нарушив комендантский час. Местный ты, не местный, пьяный, или трезвый, не важно. Так вот командир, Сергеич, пообещал посадить дебоширов «на подвал», лишить их оружия и так далее. Ведь они совершили реальное преступление – едва не расстреляли своих же. Но, каково было наше удивление, когда через пару дней мы увидели этих беспредельщиков, причем при оружии. Они также продолжали дежурить на блок-посту и сопровождать машины. А те, по кому они стреляли, были просто шокированы, так как это все местные люди, все друг друга знают. Они реально испугались, что отморозки снова напьются, и будут стрелять в своих же. Один из ополченцев, я его называл Отцом, потому что он был мужиком уже в солидном возрасте, попытался добиться справедливости. Поехал в Красный Луч к своему атаману, рассказал ему все, тот попытался что-то предпринять. В штабе было собрание, во главе которого оказался как раз тот самый Козицын, и дело было замято. Точнее дебоширам Козицын выписал наказание – по три нагайки. Такое мягкое наказание было обусловлено, якобы, боевыми заслугами последних. Но в чем заключались эти заслуги, никто не знал. Никаких свидетельств того, что они принимали участие в боевых действиях вообще не было. Но их покровитель - атаман Козицын. После этого случая атаман из Красного Луча забрал своих казаков от Козицына, потому что знал, что все может закончится не очень хорошо.

По словам Александра, фактов, мягко говоря, неправильных действий Козицына предостаточно. Но тот непотопляем.

Как рассказывает Александр, казаки Козицына привилегированная каста среди ополченцев. Они сыты, пьяны, что называется, у них нос в табаке. А вот ополченцы, будь то местные, а их большинство, будь это добровольцы из России, несут все тяготы военного времени. Гуманитарной помощи не хватает. Люди живут в ужасных условиях.

- У козицынских казаков есть командир, тот самый Сергеич, - говорит Александр, – Так вот, на вид он вовсе не военный, не человек войны. Это лоснящийся изнеженный жизнью человек. Его подразделение, которые называют не иначе как махновским, одето с иголочки. Ополченцы же практически раздеты-разуты.

На погранпункте, как и везде на границе, большие очереди из автомобилей. Но война войной, а деньги зарабатывать - для кого-то дело святое. И тут казаки Козицына тоже преуспели.

- Колонны машин растягиваются на несколько километров. Есть там некий козицынский казак Степаныч, он большой специалист по проводу пропуска машин без очереди. За определенную мзду он вне очереди сопровождает грузовики до погранпункта. Если люди возмущаются, мол, почему такая несправедливость, мы стоим здесь по много часов, им четко дают понять, что возмущение тут не уместно… Ну, вы понимаете, там же все вооружены.

Опускаются казаки до откровенного мародерства. На каждом блок-посту стоят ящики сбора помощи для ополчения Новороссии. По словам Александра, к вечеру эти ящики буквально заполняются гривнами и рублями.

- Но, эти деньги не доходят до ополчения Донбасса! Все что мы там едим, что курим, это все нам дают беженцы, которые едут либо в Россию, либо возвращаются из России домой.

Более того, Александр говорит, что среди казаков есть негласное распоряжение самого Козицына – экспроприировать дорогие авто, джипы.

- Козицын рассудил так: раз дорогое авто, то значит его владелец буржуй. А как заработал человек на этот джип, сколько копил, это никого не интересует. А возмущаться бесполезно. Может быть и так, что возмущенного человека отведут в яму и расстреляют…

«Я снова поеду на Украину, но только на передовую…»


- Мое отношение к этой войне изменилось, - откровенно признается
«Ворон». - Крайнее неуважение к тыловым крысам, и огромное - к тем, кто на передовой. Я однажды рассказал о беспределе, что творится в буферной зоне, командиру с передовой с позывным «Казак», зовут его Алексей. Он не удивился и пригласил меня в свое подразделение. Я после отдыха в Липецке скорее всего снова поеду туда. Но уже не затем, чтобы воевать за какие-то мифические идеалы. Хочу встать плечом к плечу с настоящими ребятами, настоящими героями. Мой горький опыт пребывания на Должанском теперь как будто упрек.

- Много ли россиян воюет на Донбассе?

- Очень много! Я наверное не открою секретов, если скажу, что кроме обычных добровольцев, среди которых много 18-20-летних пацанов, порой даже не служивших в армии, сбежавших от родителей и невест, есть и профессионалы. Многие военные берут отпуска и идут воевать в Новороссию. По сути, все победы ополченцев это и есть их заслуга. Они и сами классно выполняют боевые задачи, и научили воевать ополченцев.

- Много ли погибших среди россиян?


- Было много, но сейчас нет. Но, опять же, благодаря «отпускникам», военным из России. Они научили людей защищаться. Ведь там преимущественно война артиллерии, и жертвы были от поражений осколками. И если умело вести себя при артобстреле, при минометном обстреле, в зоне действия снайперов, то можно выжить. И наши военные научили людей, гражданских и ополченцев, выживать.

- Липчан среди ополченцев встречал?

- Практически нет. Хотя постоянно интересовался, и рад был видеть земляков. Но лишь дважды встретил одного из района Липецкой области, извините, называть его не буду, и парня из пригорода Липецка. Но Украина большая, наверняка липчан там немало сейчас.

- Как жители Донбасса реагируют на беспредел тех же не реестровых казаков?

- Крайне негативно и даже не скрывают, что если придут «нацики» (нацгвардия), будут сдавать всех, кто их обижал. Это реальность, многие этого не скрывают. Делайте вывод как казаки Козицына «помогают» Новороссии… Более того, если не навести порядок, они просто подставят и Россию и Новороссию. Там были случаи, когда эти перепившиеся казаки вели стрельбу в сторону границы с Россией. Провокация? Именно!

- Когда и чем все закончится на Донбассе?

- Не знаю когда. Но спрогнозировать чем, кажется, не трудно - ничем хорошим. Это зона нестабильности на долгие годы. Там у всех сейчас оружие. Там у всех море обид, и это понятно - произошла великая трагедия. В общем, при любом раскладе там долго будет война всех против всех. Даже если Украина отпустит Новороссию, схлестнутся различные кланы и отряды. Это только видимая часть – Новороссия, а я не побоюсь сказать горькую, но правду: нет никакого единства ДНР с ЛНР. Уже сейчас там идет хоть и тщательное скрываемое, но соперничество, дележ власти. Боюсь, мы увидим много неприятного и неприглядного…

Система Orphus
Ваши комментарии
Добавить комментарий
Левша
04 апреля 2015 г., 23:40
Я был добровольцем в ДНР 1 Славянская бригада,не чего подобного у нас нет и не может быть,дисциплина и боевая учеба! Может в казачестве и есть факты о которых пишет сергей ,но мое мнение и личные впечатления,подобного я не видел,на оборок становление новой армии ,усиление работы с личным составом,отсев морально и психологически не стойких.Всех случайных людей отсеивают,случайных,кто не может вести себя,как положенно ополченнцу и воину добровольцу! Кому интерестно пишите отвечу все как есть,контакт http://vk.com/fenix034,я сам липецкий и сейчас в городе!
разоблочитель
30 декабря 2014 г., 00:13
ну если земляк наш пи..дабол то вот вам доказательства его слов не перетрудился полазил в нете и созвонился с днр зайдите посмотрите и не хер обсирать липчан молодец братишка rosbalt.ru/ukraina/2014/12/02/1343880.html
дуст
01 ноября 2014 г., 21:46
Все сказанное Вороном - правда. Это он еще не застал время, когда после первого минометного обстрела позиций казачков в Лисичанске они в...ывали оттуда бросая личное оружие. Трусость, жадность... какие они казаки? Казляки козицинские, позор. А их якобы военные успехи и заслуги им приписаны, потому что нельзя было говорить кто действительно эти подвиги совершал, прикрыть людей нужно было, а поблизости только козицинцы были - им и приписали.
Все комментарии (181)