Общество

03.11.2013 10:04

Пионеры против коровы-диверсанта

3606
7
Пионеры против коровы-диверсанта

Сегодня в рубрике «Уходящие вещи» мы вспоминаем некогда популярную пионерскую игру «Зарница».

Доцент кафедры педагогики социального образования факультета педагогики и психологии ЛГПУ Людмила Арсентьевна Затуливетер свое пионерское детство вспоминает с удовольствием. В послевоенные пятидесятые она, дочка военнослужащего, пять лет прожила с родителями в Германии.

- После школы мы, русские ребята, встречались на улице с немецкими мальчишками и договаривались вместе поиграть, - вспоминает Людмила Арсентьевна. - Играли мы «в войну», их сторона против нашей. Сперва вели переговоры, потом была перестрелка из игрушечных автоматов. Мы, девочки, всегда были санитарками, у нас даже были для этого заведены специальные сумки с красным крестом и набором нехитрых медикаментов. Что интересно, в немецком «войске» девчонок не было, ни одной. Только мальчишки.

Хоть и с натяжкой, но эту игру детей двух стран, еще недавно воевавших друг против друга, можно назвать прообразом популярной пионерской игры «Зарница». И бегая с сумкой сандружинницы по пустырю в Дрездене, маленькая Людмила еще не подозревала, что проведение военно-патриотических игр с детьми прочно войдет в ее жизнь на многие годы.

- Игра «Зарница» была образцом военно-патриотического воспитания советских школьников, - говорит Людмила Арсентьевна. - Наверное, в Советском Союзе не было школьника, который бы не участвовал в «Зарнице» - ее проводили везде, во всех уголках Союза.

Работая в 70-е годы прошлого века в школе № 24, неутомимая активистка Людмила Затуливетер вкладывала всю душу в то, чтобы «Зарница» в их ученическом коллективе прошла на ура.

- Сама игра длилась не более двух часов, а готовились к ней целый год! - вспоминает педагог. - Юнармейцы, как их называли, оттачивали строевой шаг, репетировали речевки, разучивали военные песни. Каждый отряд имел свой флаг и знаки отличия, шевроны с эмблемами, головные уборы. Обязательно готовили доклад о каком-нибудь интересном человеке — ветеране войны или труда (рядом со школой был военный городок, поэтому материала для докладов мы имели предостаточно). В каждом отряде был командир, а у него — свой зам по патриотической части, то есть политрук. Все юнармейцы принимали свои обязанности: санитары, связисты, разведчики, стрелки, и так далее. Большое внимание уделяли физической подготовке.

В «день икс» вся школа выезжала в полевые условия, то есть в данном конкретном случае, в пионерский лагерь «Лучезарный» на Соколе. Военрук школы № 24 Афанасий Горошенко торжественно зачитывал перед вытянувшимися в струнку в шеренгах юнармейцами приказ «о переходе школы на военное положение». Организовывался штаб «Зарницы» и игра начиналась.

Каждый отряд занимал какую-то определенную «высоту» и начинались военные действия. Все было по-настоящему, с использованием карт и разведданных (вот для чего нужны были разведчики!). Стрелки соревновались в меткости пальбы по мишеням из пневматических винтовок.

- Однажды один мальчик из класса, которым я руководила, однажды во время учений по ГО как бы невзначай мне сказал: «А что, Людмила Арсентьевна, слабо вам автомат разобрать и собрать на время, как мы?», - вспоминает наша героиня. - Он думал, напугал меня. Я-то в школе тоже военное дело изучала! В тот момент во мне будто включилась память тех лет. По нормативу на разбор автомата Калашникова давалось 45 секунд, и на сборку столько же. А я разобрала и собрала его за 35 секунд!

Во время проведения «Зарницы» случались и казусы.

На территории лагеря была большая круглая беседка, которую называли «шайбой». Туда юнармейцам было велено приводить всех подозрительных людей, которые встречались в окрестностях занятой отрядами «высоты».

- Так вот, однажды произошло недоразумение: в «шайбу» юнармейцы привели... женщину с коровой! - смеется Людмила Арсентьевна. - Завхоз лагеря Абрам Соломонович, который выполнял обязанности начальника «шайбы», мягко сказал бойцам: «Ребята, это не диверсанты! Это мирные жители!» После чего перед женщиной извинились.

Подводя итоги игры, педагоги старались сделать результаты не обидными для обеих команд. Не было победителей и побежденных, а были «Лучшие стрелки», «Лучшие санитары» и так далее.

С помощью занятий по гражданской обороне и военному делу советских школьников готовили к тому, что в любой момент может начаться война и родное государство придется защищать.

- Однажды у нас в школе проводились учения, к которым мы все готовились очень тщательно, - вспоминает Людмила Арсентьевна. - Мы с моим классом выполняли свое задание — шили марлевые повязки для всей школы (они нужны были потому, что респираторов не хватало). Мы шили их, не покладая рук, целый день по позднего вечера. И вот, когда мероприятие началось, выяснилось, что повязки наши раздали всем, и только моему классу их не хватило!

До сих пор помнит Людмила Арсентьевна двадцать пять пар глаз, смотрящих на нее с отчаянием. Ей-то самой выдали респиратор, хороший, самый современный на тот момент.

И когда военрук дал команду «газы!», классная руководительница... не смогла надеть респиратор.

- Я не смогла. Несмотря на то, что все это были лишь учения, - признается Людмила Арсентьевна. - Как это — я спасусь, а ученики мои — нет? Если уж газы, то пусть мы вместе надышимся...

Интересно, что усилия педагогов по организации ежегодных интересных «Зарниц» не то что не прошли даром, а повлияли на судьбу учеников. Многие выпускники школы № 24 поступали в военные училища, а выпускницы выбирали педагогические профессии.
3606
7

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.