Общество

28.12.2016 16:46

В Добровском районе три семьи делят 9-летнюю девочку

9699
23
В Добровском районе три семьи делят 9-летнюю девочку

Вокруг оформления опеки над ребёнком кипят не шуточные страсти.

В Добровском районе делят ребёнка, оставшегося без родителей. Девочка, которой сейчас 9 лет, в возрасте 6 месяцев была взята из Дома малютки под опеку женщиной, у которой было двое взрослых сыновей. Со своим мужем и отцом мальчиков женщина на момент оформления опекунства над девочкой уже развелась. Но после развода мужчина и женщина всё равно продолжали видеться, хоть и не оформили вновь свои отношения.

Недавно женщина-опекун девочки сначала впала в кому и спустя некоторое время умерла. Девочку изъяли из семьи уже в момент комы женщины. Когда опекуна девочки не стало, власти начали решать дальнейшую судьбу ребёнка.

- Конфликт с органами опеки начался ещё в октябре, когда мама девочки была жива, - рассказали GOROD48 близкие умершей. - В это время в доме был ремонт. Опека оказалась недовольна условиями, в которых находится ребёнок, сфотографировала комнату. У девочки остался отец — бывший муж умершей и два старших брата. Но юридически эта семья теперь ей никто, ведь отец — всего лишь сожитель матери…

Опекунство над девочкой хотят оформить сестра сожителя (или бывшего мужа) умершей. У этой тёти — две взрослые дочери, которые живут отдельно, нормальные условия, но женщине в следующем году будет 55 — а это слишком большой возраст для опекуна.

Старший брат девочки (но юридически он ей тоже никто), ему 24 года, тоже хочет стать опекуном. Но он пока ещё учится, нигде не работает, только собирается открыть ИП…

Третий претендент на девочку — молодая обеспеченная семья, в которой женщина работает… в отделе опеки.

Бывшие родственники девочки — вернее те, кого она считала родственниками, уверяют: ребёнка от них изолировали, им не дают видеться с девочкой. Сегодня в 8 утра в Добровском районе прошло заседание опекунского совета, на котором вырабатывали рекомендации, с кем лучше будет девочке, кому её отдать. После этого заседания в семье начали бить тревогу — обратились в прокуратуру, к Заместителю начальника управления образования и науки Липецкой области – начальнику отдела опеки и попечительства Ирине Головлёвой, в СМИ, весь день дежурили у кабинета начальницы районного отдела опеки, пожаловались руководству района…. Они уверены — девочку отдадут не им, а сотруднице опеки.

Как рассказала GOROD48 заместитель главы администрации Добровского района Татьяна Трубачёва, главный принцип, которым руководствовались члены опекунского совета — интересы ребёнка.

— Девочка с возраста шести месяцев находилась в семье на возмездной опекунской основе, и за это время — а это годы — опекуны не сочли нужным ее усыновить, — отметила Татьяна Трубачёва. — Когда только опекун впала в кому, женщину положили в больницу, и было понятно, что она не сможет ухаживать за ребёнком, договор опеки был отменён, ребёнка изъяли из семьи. Мама и якобы отец — а по факту просто её сожитель не жили вместе, он приходил и уходил. Братья — один живёт в Краснодарском крае и сейчас разводится, другой — молод, холост и нигде не работает. Причём, когда женщина была ещё в коме, один из сыновей приходил в опеку, сказал, что маме лучше, что её перевели в обычную палату — он соврал.

С девочкой с момента её изъятия из семьи работают психологи. В субботу её мамы не стало, в понедельник были похороны. На ребёнка претендуют сестра неродного отца, который девочке даже не отец, он ей никто, ведь на момент оформления опеки с женщиной он уже развёлся, неродной брат. Они попросили отпустить ребёнка на похороны: девочка была там в сопровождении сотрудников опеки. Девочка была там до конца, была на отпевании, на могиле. Её не изолировали совсем! Ребёнок находится в одноместной палате в больнице, психологи говорят, что всё нормально, девочка ни по кому не скучает.

Сейчас решается судьба ребёнка: детский дом или приёмная семья. Конечно лучше, когда ребёнок воспитывается в семье. Сегодня в 8 утра прошёл опекунский совет, в его составе представители органов образования, социальной защиты, полиции, юристы, отдела по делам несовершеннолетних. На опеку были три претендента: неродные тётя и брат и молодая семья. По закону они все для нас равны, потому что никто из них не является родственниками девочки. Но ведь до 9 лет никто из её названных близких не усыновил ребёнка! Там воспитывали её на возмездной основе (т.е. опекуны получали на девочку деньги от государства). И сейчас ведут речь об опекунстве на платном принципе, перекладывая материальную ответственность на государство. А вот молодая семья говорит о том, что в перспективе она готова удочерить девочку. А там — старшему неродному брату 20 с небольшим лет, он нигде не работает, у него нет семьи… Неродная тётя (сестра неродного как бы отца) встречалась с девочкой только эпизодически.

Ей 54 года,она готова взять ребёнка, но мы её спросили, что она может дать девочке, сможет ли она её содержать до 23 лет, сколько ей самой будет к тому времени? А вот третья семья — это молодые бездетные обеспеченные люди, им по 30 с небольшим лет, женщина знает английский в совершенстве, стажировалась даже где-то за границей, в семье большой доход — больше 100 тысяч рублей в месяц, дом площадью 270 квадратных метров с бассейном, две квартиры в Липецке, и они готовы взять на себя ответственность за ребёнка и его будущее, удочерить, обеспечить жильём. По закону все три кандидата — в равных условиях, органы опеки смотрят с кем лучше будет ребенку. Опекунский совет принял решение, но оно носит рекомендательный характер, окончательное решение принимает отдел опеки.

— А женщина из молодой обеспеченной семьи работает в органах опеки?

— Она там работала по срочному договору, документы же на опеку и усыновление в этой семьей собраны давно, они готовились к этому событию, они давно мечтают о ребёнке. Но сейчас речь идёт просто о физическом лице, а не о сотруднике опеки.

По словам Татьяны Трубачёвой есть ещё один момент. В бывшей семье девочке жилось не очень хорошо — в этом уверены органы опеки. И речь не только и не столько о бедности. Специалисты, которые наведывались в дом к покойной женщине, считают, что та выпивала, оттого в доме и был бардак и антисанитария. Но когда зашла речь об изъятии ребёнка — ещё при живой маме-опекуне, женщина буквально кинулась в ноги — обещала всё исправить. Неродным «родным», которые теперь бьются за ребёнка, говорят: вы все это видели, почему не вмешались? Тётя уверяет: дальше порога не заходила. Во многом, поэтому, опекунский совет заподозрил старых «родственников» в корысти.

Пока судьба девочки ещё не определена. Но хочется верить, что деньги — это не решающий аргумент в этом споре. Для всех сторон. И для старых «родственников», которые могут бороться не за ребёнка, а за пособие, и для третейских судей в виде органов опеки, которые могут видеть счастливое будущее девочки пусть с совершенно незнакомыми, но зато с богатыми людьми.
9699
23

Комментарии

Комментирование материала доступно зарегистрированным пользователям. Войти на сайт.