Общество

28.05.2010 16:03

Теплое место

3378
4
Теплое место

C недавних пор москвичи облюбовали для дачных мест Липецкую область. За 400 километров от первопрестольной недвижимость стоит в десятки, а то и сотни раз меньше, чем в Подмосковье, вот и потянулись столичные жители на Черноземье.

В основном, московские дачники селятся в Становлянском, Елецком, Чаплыгинском, Лебедянском, и Задонском районах. В одном из таких дачных мест, в селе Теплое Лебедянского района побывали корреспонденты GOROD48.

москвичам тепло, местным зябко
От Липецка до Теплого минут 40 езды, от Москвы -5-6 часов. В конце мая село утопает в зелени, в могучих зарослях, которые тут никто не вырубает, щебечут птицы, а людей на улице не заметно. Рядом с церковью – дом, похожий то ли на сельсовет, то ли на школу. Но это - ни то, и не другое. Точнее раньше здесь была школа, но после того как ее «оптимизировали» в ней расположился приход восстанавливаемой церкви Космы и Дамиана. От главной сельской дороги к порожку временного прихода ведет тропа усыпанная крошкой красного кирпича, тут же двое мужичков бревнами-ступами его усердно и молотят. Знакомимся, мужички – Толик и Лёшка. Толик из Казахстана, Лёшка местный. Оба подрабатывают при приходе рублей за 50 в день. Помогают реставрировать церковь, хлопочут по хозяйству. Алексей еще три дня в неделю работает грузчиком-экспедитором на лебедянском молзаводе – возит молоко по селам. 

- Да как мы тут живем, как и везде, наверное, была б работа стабильная, вообще процветали бы, - делится он. – А так, молодежь бежит в город, мужики спиваются. 

Алексей прав. Еще до беседы с ним узнали, что от самогонщиков просто спасу нет в Теплом. Местные, правда, пеняют на то, что прежнего самогона, «экологически-чистого» днем с огнем не сыщешь. Всё больше отрава на основе «Максимки», от которой несколько селян ослепли, а кого и снесли на погост. Милиция с этим злом борется, но управы на самогонщиков нет – пойманные за руку платят штраф в 1500 рублей, и уже к вечеру его окупают. Продукты в магазине можно брать в долг, продавцы идут навстречу односельчанам. Но кредитная линия открыта для людей проверенных, которые с зарплаты или пенсии возвращают долг. Так и живет Теплое, ни тепло, ни холодно. 

- Хорошо хоть москвичи облюбовали этот уголок, - говорил Алексей. - Начиная с июня, село заметно оживится, начнут приезжать дачники из столицы. Хоть гул от ребятни будет стоять…

А тут и подходит живое подтверждение – москвичка Галина Трубникова, живущая в Митино, но после выхода на пенсию перебравшаяся, хотя еще и не окончательно, в Теплое. Галина Семеновна имеет здешние корни, после московского института осталась в столице, но «под старость лет» решила вернуться на родину. Она выкупила домик и потихоньку ремонтирует его с мужем. И пока живет одной ногой в Митино, другой - здесь. Вот и вдень нашего приезда, он с утра приехала в Теплое, а уже к вечеру наладилась обратно на попутной грузовой машине, везущей в столицу лебедянские яблоки. Так что пути сообщения со столицей тут разнообразные. Проблем добраться туда или обратно в принципе нет. 

С Галиной Семеновной идем прогуляться по селу.

- Все бы ничего, да вот какая беда тут приключилась, - делится она по дорогеути. – В прошлом году закрыли школу, а ребятишек начали возить на автобусе в Куймань. Раньше школа была центром жизни всего села. Теперь такого центра нет. Отсюда и начинается окончательная гибель села, разрыв корней. Ведь дети они как? С малых лет – школа в родном селе, мама-папа трудятся в совхозе, ребенок это все видит. Папа, скажем, за рулем трактора, мама с подойником, все у него на глазах. А теперь – работы в селе нет, школы нет, она где-то в соседней деревне. Все размыто. Где она, преемственность, пример родителей? Естественно подрастающему поколению уже родина – не родина, ничего не нужно. Вот мы с мужем, собираемся окончательно перебраться в Теплое из Москвы. Да многие другие москвичи мечтают о том же. Может, все вместе и столкнем дело с мертвой точки, возродим деревню. Ведь красота-то какая кругом, посмотрите.

И впрямь красота – лесок за околицей, в котором уже сейчас уйма грибов. Два пруда с карасями. 

Галина Семеновна показывает место, откуда пошло название села – ключ под горой. Когда-то он бил теплой водой, не замерзающей зимой. Теперь ключ затянут землей, лишь сырость на его месте. Галина Трубникова запланировала в этом году ключ расчистить. 

Встречаем еще два семейства – переселенцев из Николая Нагорного и Людмилу Семибратову. В Теплое они перебрались из Казахстана. 

- Оттуда нас гнали, русским тварями называли, - делится Людмила Михайловна. – В Россию приехали, тоже не ласково встретили. Вот, в Теплом осели. Хорошо здесь. 

К разговору присоединяется москвичка Татьяна Гончарова. Она, как только заканчивается зима, переезжает в Теплое. Здесь до самых холодов проводит время с внуками. Услышав про гонения русских в Казахстане, отпускает реплику о московском житье-бытье: «Вот вы говорите, гнали вас из Казахстана… Знаете, а мы в Москве внуков не можем в детский сад пристроить. Детям азербайджанцев, тех же казахов, узбеков – пожалуйста. Нам, русским – нет. Или за большую взятку. Потому в Теплом каждое лето с ними и проводим время. Но это хороший вариант. И красиво здесь, и продукты экологически-чистые»…

как выжить?

Интернета в Теплом нет, сотовая связь не устойчивая. Однако весть о пребывании журналистов в селе очень быстро доходит до сельсовета, который расположен в селе Большое Попово. Пока мы гуляли с Галиной Трубниковой по Теплому, нас разыскивали представители местной власти, подозревая в нашем визите какой-то подвох. Догоняет мужчина, представляется, оказывается это местный депутат Николай Васильев. Поняв, что мы приехали ради знакомства с глубинкой, а не в поисках скандалов и сенсаций вызывается сопроводить в путешествии по селу на своей «шестерке». 

По пути депутат сельсовета рассказывает: «Тут живут москвичи, тут пенсионеры из Липецка построились, это – Казахстан, а здесь – снова Москва».

Москвичей можно понять, и даже нужно. Домики в Теплом стоят от 100 тысяч рублей. В Подмосковье – столько же, только в долларах. 

Дальше Николай Васильев шокирует цифрами сельского бюджета: «многие жалуются. Кто на состояние дорог, кто на отсутствие освещения. А ведь никто не хочет понять, что мы целиком зависим от районного бюджета. В 2009-м, кризисном году нам выделили 7 миллионов, а в 2010-м срезали до 3,5 миллионов. На все про все. И на благоустройство – 100 тысяч». 

Затем депутат уточняет – эти цифры касаются не одного Теплого, а всего сельсовета, в который входят села Большое Попово (центр), Дворики и Хмелевка. То есть, 3,6 миллиона на четыре деревни. Живи, как хочешь. И это при том, что в том же Теплом нет никакого производства, денежных поступлений от сельхозпредприятий – ноль. 

Николай Васильев везет нас к фермам, которые тут были при советской власти. Сейчас здесь одни бетонные остовы, словно ребра динозавра.

- В конце 70-х начале 80-х фермы построили студенческие стройотряды, - рассказывает депутат. – Стадо до 7 тысяч голов насчитывало. Село процветало, я сам, пацаном, каждое лето работал на заготовке силоса. Знаете, сколько получал? По 900 рублей! Это в то же время, когда отец с матерью зарабатывали по 140 рублей. Эх, времена было золотые! А в середине 90-х все загнулось... 

Еще недавно селу помогало хозяйство «Лебедянское», которое сеет на полях Теплого. Оно отчисляло неплохой налог. Теперь же отчисления прекратились – хозяйство набрало в лизинг техники, и только успевает оплачивать кредиты. Недавно в Теплом хотели построить утятник, связывая с ним большие надежды – появились бы рабочие места, пошли отчисления. Но хозяева земли местной передумали отводить в аренду участок. С мечтой прошлось расстаться. 

Одна теперь надежда в Теплом, до и многих других подобных местах, забытых государством, но не обделенных природой – на Москву и москвичей, облюбовавших наши деревеньки под дачи, которым и впрямь стало очень тесно в «не резиновой». 

Никита Воробьев
3378
4

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.