Общество

30.04.2010 14:03

Воловская Хатынь

3113
3
Воловская Хатынь

В 1941 году немцы оккупировали Воловский район. В селе Вышнее Большое они устроили показательную казнь местных жителей. Очевидица тех страшных событий рассказала GOROD48 о трагедии села.

29 апреля журналисты липецких СМИ побывали в Воловском районе. В ходе пресс-тура "По дорогам славы и бессмертия", посвященного 65-ой годовщине Великой Победы, представители средств массовой информации, органов власти и общественности посетили памятные места, связанные с Великой Отечественной войной.

Воловский район немцы оккупировали в1941 году. В селе Вышнее Большое они устроили показательную казнь местных жителей. Очевидица тех страшных событий рассказала GOROD48 о трагедии села.

Акулине Ивановне Пикаловой 92 года, она пережила войну, оккупацию, была свидетельницей зверств фашистов. 5 декабря 1941 года в ее родном селе Вышнее Большое Воловского района каратели согнали в деревянный дом 56 человек и заживо их сожгли. Из-за этого Вышнее Большое со времен войны называют «воловской Хатынью». 

Историческая справка: Воловсий район в годы Великой Отечественной войны дважды подвергался оккупации немецко-фашистскими захватчиками: с 29 ноября по 6 декабря 1941 года и со 2 июля 1942 по 28 января 1943 года. Во время первой оккупации произошли леденящие душу события. Сначала в ночь на 5 декабря в село Вышнее Большое пришла советская разведка. Разведчики узнали, что в одном из домов находятся «фрицы». В хату проникли незаметно и без лишнего шума зарезали 11 врагов, но двенадцатый спрятался в сенях под соломой и его не нашли. Когда разведка ушла, выживший немец поднял шум. Наутро фашисты первым делом похоронили своих товарищей, причем, что характерно, 10 «истинных арийцев» закопали в братской могиле, а одного воина, румына по национальности, швырнули в отдельную яму.

Затем захватчики принялись вымещать злость на мирных жителях села.

- Я помню, как они к нам пришли, - трясущимся голосов рассказывает Акулина Пикалова, которой тогда только исполнилось 23 года, - Бродили по хатам, отбирали все, что понравится. Девчонки тогда лица сажей мазали, чтобы фашист поганый на них не позарился. Я тогда на руках с грудным ребенком была, жила в хате у родственников. К нам четверо фрицев вломились, перевернули дом верх дном. Родственник наш Паша укрылся в подвале. Жена его и говорит: «Павлик, лучше выйди на свет, а то немцы не дай Бог тебя найдут, подумают, что ты партизан и расстреляют». Ну, он и вышел, - здесь бабушка уже плачет, - Немцы как его увидели, схватили под руки и в одной рубашке поволокли на улицу. Мы с его супругой кинулись следом, догнали, успели сунуть какую-никакую одежонку – штаны да фуфайку. «Фрицы» не только его сцапали, но и дедушку нашего, свекра моего. Его, правда, потом отпустили – совсем он старенький был. А Пашку увели, и мы его больше не видели.

Потом выяснилось, что немцы ходили по всему селу и хватали мужиков. Женщин не трогали, а мужчин забирали и загнали в одну хату. Жена Паши вечером собрала ему поесть, пришла к этому дому, но немцы ее отогнали прикладами. Тогда она через забор узелок с едой перебросила…

- Мужчин забирали абсолютно всех?

- У наших соседей двух ребятишек взяли, но матери плохо стало, она в обморок упала. Фашисты сжалились и детей вернули. Дедушку нашего отпустили, еще несколько стариков. Мужиков в селе к тому времени почти не осталось: все на фронт ушли. Потом выяснилось, что забрали они 13 наших односельчан, а других людей пригнали из соседних сел. Были среди них и одетые в военную форму – стало быть, военнопленные.

Мы спать легли и даже не слышали, как мужиков наших перегнали в другую старенькую хату, где никто не жил и там сожгли. Все выяснилось наутро…

- Неужели ни шума, ни криков не слышали?

- Жили мы далековато. Наутро прошлись по улицам и наткнулись на ужасную картину: хата сгорела практически дотла, рядом лежали трупы. Как выяснилось тех, кто сумел выбить окна и выскакивал наружу, немцы просто постреляли из автоматов. Но и их трупы сильно обгорели. А от тех, кто был внутри, только обугленные черные кости остались. Узнать, кто есть кто, там было уже невозможно. Оказывается, немец так на нас отыгрался за гибель своих. Решили они мужиков лютой смерти предать, и всех вокруг запугать.

- Слышал, что два человека все-таки спаслись….

- Дорофей Руднев, наш местный житель, уберегся. С ним еще один пленный солдатик. Дорофей потом рассказывал, что они вдвоем забрались в печку и закрылись заслонкой. Руднев очень сильно обгорел – аж черный был. Отсиделся он в печи, потом выбрался и приковылял в нашу хату. Дедушка наш спрашивает: «Дорофей, что с тобой», а тот в ответ: «Ты кто?». То есть он в таком состоянии был, что даже никого не узнавал. Дорофея мы спрятали, хотя за укрывательство немцы могли расстрелять всю семью. Он немного отлежался, а потом в свою хату пошел, а вскоре уже наши солдаты село освободили. Не узнали немцы, что их жертва спаслась. О судьбе второго уцелевшего, солдата этого, нам ничего не известно.

А Дорофей потом воевал, две награды получил, после войны жил в соседнем селе.

- Как он описывал те события?

- Говорил, что ночью перегнали всех в пустую хату. Ее немцы специально подготовили: положили на пол доски, а под них напихали мины и гранаты – чтобы уж точно никто не уцелел. Затем хату подпалили…

- Вижу, как вам тяжело вспоминать об этих ужасных днях…

- Вроде почти семь десятков лет прошло, а помню все, как будто бы вчера оно было: трупы, головешки, обгоревшие кости. Не дай Бог, кому-то другому увидеть такую ужасающую картину….

P.S. После войны на месте сгоревшей хаты в Вышнем Большом поставили обелиск, на котором высечены имена тех жертв, которых удалось установить. Это 11 жителей села. А вот фамилии военнопленных и других людей, которых пригнали в село на казнь, так и остались неизвестными.

Юрий РУКИН.
3113
3

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.