Общество

02.04.2010 15:06

«Под Смоленском мы воевали с немцами трещотками»

4112
«Под Смоленском мы воевали с немцами трещотками»

GOROD48 продолжает публикацию воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны.

Загрузка плеера
GOROD48 продолжает публикацию воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны.

Война для Виктора Ефимовича Золотухина продолжалась недолго, чуть больше года. Под Смоленском он получил первое ранение. После госпиталя попал в Сталинград, где подбил немецкий самолет, за что получил орден Красной Звезды. Там же, под Сталинградом Виктор Ефимович получил тяжелое ранение, после которого еле выжил – немецкая пуля прошла в двух сантиметрах от сердца. С этой пулей в теле Виктор Ефимович прожил всю жизнь.

война голодная

Родился и вырос Виктор Золотухин в 1923-м году, в Тербунском районе, в деревне Островок Яковлевского сельсовета. Окончил четыре класса сельской школы и сразу пошел работать в колхоз.

- Как и все взрослые, пахал землю на лошадях, косил, скирдовал, - вспоминает Виктор Ефимович. – Потом меня перевели помощником учетчика – считать колхозникам трудодни. Так и работал до войны.

- В самом начале войны забрали на фронт моего отца, – говорит Виктор Золотухин. – Осенью 1941-го население Тербунского района начали эвакуировать – подходили немцы. Мою семью эвакуировали в Воронежскую область. Но я там пробыл недолго, вскоре и мне пришла повестка. Со сборного пункта меня сразу отправили на Смоленское направление, под Зайцеву гору в 170-й стрелковый полк. Страшное было время – косил нас немец там снопами. Практически всех, с кем я прибыл туда, убило в первых же боях. Кругом болота непроходимые, и не нужно было фашисту нас бить, сами тонули в этих болотах. Голод, холод, оружия не было, патронов тоже. Перед боем выдавали нам по пять патронов и все. А как воевать, как оборонятся? Мы вынуждены были делать деревянные трещотки. Сидели в окопах крутили эти трещотки, создавая у немцев впечатление, что ведем интенсивную стрельбу.  

В одном из боев меня ранило в руку. Первую помощь оказали на позициях, перевязали и отправили в санчасть пешком. Иду по лесу, вижу полевую кухню и повара, которые обрезает лодыжку убитой лошади. А я не ел уже несколько дней и попросил повара дать мне хоть косточку поголодать. А он мне: «У нас своим нечего есть». Так обидно было, как будто я немец. Но я вижу - внутренности лошади он выбросил. Я нарезал требухи, сложил в котелок и пошел дальше. Отошел от передовой километров пять, обосновался возле сожженного дотла села, набрал каких-то палок, развел костер и стал варить лошадиные кишки. Не успело варево закипеть, как в небе появился немецкий самолет-разведчик - рама («Фокке-Вульф» Fw 189). Он видимо заметил дым от костра, покружил немного и улетел. А следом за ним появился бомбардировщик. И вижу - от него отделяются штук пять точек, бомб, значит. Я успел отпрыгнуть от костра и укрыться в овраге. Вокруг начало рваться. Мой костер с котелком разнесло в клочья. Переждав бомбардировку, я ринулся бежать. Так и не подкрепившись ничем, добрался до санбата. Раненых там было очень много. В санбате меня снова перевязали, и отправили дальше. Потом нас, раненых, посадили в железнодорожные вагоны и повезли в госпиталь, в Москву. Эшелон по пути несколько раз бомбили, но обошлось – поезд не пострадал. В московском госпитале я пробыл месяц. Затем меня отправили на пересыльный пункт. Там один из «купцов» отобрал меня в автоматчики и послал на обучение. Нас, таких автоматчиков, набралось 81 человек. По окончании обучения, мне, и еще одному парню присвоили звание сержантов. 

сталинград

- Из Москвы нас снова отправили под Смоленск, но там пришлось воевать недолго, и вскоре я оказался в Сталинграде. Бои шли страшные. Все кругом горело, рвались бомбы, снаряды, не поднять голову. Прямо сразу по прибытия, нас, роту автоматчиков разместили под возвышенностью, за которой располагались немцы. Но совсем недолго пришлось воевать. Однажды рано утром в небе над горой появился самолет-разведчик. Рядом со мной на земле лежал командир и он скомандовал: «Огонь!». Я стал стрелять очередями по самолету, который кружил прямо над нами, на низкой высоте. И вдруг самолет загорелся! Отлетел разведчик километра на полтора и, упав, взорвался. За сбитый самолет меня представили к ордену Красной Звезды. 

Хочу отметить, что под Сталинградом, по сравнению с тем, что было в Смоленске все изменилось. У нас появилось мощное вооружение, в котором уже не чувствовалось недостатка. Солдата были сыты, вооружены и с патронами. 

ранение

- Однажды ночью, мы, автоматчики, приданные к танковой группе, прибыли в небольшой лесок и там начался страшный бой. Несколько раз наш танковый десант сходился с немцами в рукопашной. Отбрасывали то они нас, то мы их. В том бою меня снова ранило. Пуля ударила ниже левой подмышки, переломала ребра, прошла в двух сантиметрах от сердца, пробила легкие и ушла в пах. Это я уже узнал в госпитале. А там потерял сознание и меня кто-то вынес с поля боя. 

Из-под Сталинграда меня эвакуировали в военный госпиталь, в Казань. Провел я там девять месяцев. Ранение оказалось очень тяжелым. В госпитале я оказывался на грани смерти несколько раз. Однажды, меня уже оставили умирать, положив в коридор вместе с безнадежно-ранеными. Некоторые уже скончались. Но вдруг у меня прекратилась агония, и снова я оказался в палате. После этого доктор решил, что меня можно оперировать. Резали меня под местным наркозом. Я находился в сознании. Я лежал и скрипел зубами, доктора успокаивали: «Подожди сынок, лежи спокойно, мы работаем возле сердца». Самое неприятное ощущение, когда мне удаляли поврежденные пулей ребра. Так я и живу с тех пор без шести ребер, а сердце затянуто просто кожей. После такого ранения меня комиссовали.

Просил я доктора достать пулю из паха, но он мне сказал: «Сынок, я могу достать пулю, но, боюсь, после того, как я тебе изрежу паховую область, ты больше с девками не сможешь баловаться»…

в сибирь к матери

В это время мои родственники уже были эвакуированы в Сибирь. Отец воевал. Они переписывалась с мамой, но от меня, почему-то, ни до кого письма не доходили. И родители думали, что я после ранения не выжил.

О местонахождении мамы и двух моих младших братьев я узнал из ответа на мой запрос в сельсовет и после выписки из госпиталя отправился в Новосибирскую область. Искал маму долго. Приеду в населенный пункт, где она должна вроде жить, но оказывается, уже переехала. Измотался весь в поисках. И вот, однажды, иду я через какой-то ток, а навстречу мне – мама. Обнялись, мама расплакалась. Женщины, которые были на току, видя эту сцену тоже плакали.

Какое-то время я пожил в Сибири и решил возвращаться домой. Помню, доехал до Ельца, а город после боев, вокзал - без крыши. Это был 1943-й, немцев только отогнали от районов теперь уже Липецкой области. Но опасность контрнаступления немцев оставалась. Наш поезд даже не дошел до станции Тербуны, и нас высадили в чисто поле, так как оставалась опасность, что поезд могут разбомбить немцы. До тербунского вокзала, который тоже стоял без крыши, я шел пешком. В Тербунах переночевал на сеновале и отправился домой, за 30 километров, до Островка. 

Поселился я у тетки. И уже на следующее утро ко мне пришел председатель колхоза и попросил возвращаться к работе. Рабочих рук не хватало, многие находилась в эвакуации, а мужики – на фронте. 

встреча с отцом

- К концу войны вернулась из эвакуации мама с братьями. Папа пришел с фронта в 1946-м. Помню я возил сено по деревням, и в одной из них мне сказали, что видели моего отца в Тербунах и он добирается до дома. Ночь на сеновале я практически не спал. Утром поднялся ни свет, ни заря и отправился на телеге в Островок. Путь мой лежал через Вторые Тербуны. И там, возле речки вижу солдата, с котомкой за плечами. Конечно, я понял кто это. Кричу ему: «Подожди, я подъеду!». Подъезжаю, а отец меня не узнает: «Сынок, а ты с какого колхоза?». Я ему: «Папа, да я это, Витька твой!». Так наша семья собралась в полном составе. 

Отец Виктора Ефимовича Золотухина прошел всю войну, с первых дней, и дошел до Берлина. Умер Ефим Золотухин в 1982 году. Виктор Золотухин, после войны и до самой пенсии работал лесником в Тербунском районе.

Никита Воробьев

4112

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.