Общество

06.04.2010 14:41

Морские охотники

3513
1
Морские охотники

В преддверии 65-летия Победы GOROD48 продолжает публикацию воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны.

Загрузка плеера
В преддверии 65-летия Победы GOROD48 продолжает публикацию воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны.

Война застала Ивана Никифоровича Евстратова на родине – в Тербунском районе. От его родного села Малиновая Поляна, до мест боев на линии Каменка – Озерки было всего несколько километров. Снаряды рвались прямо за огородом Евстратова. Во дворе собственного дома он и увидел впервые смерть. В 1942-м Иван Никифорович ушел на фронт и 7 лет прослужил во флоте.

детство кончилась в июне 41-го

Родился Иван Евстратов 31 декабря 1924-го. В 1941-м окончил 7 классов сельской школы. 

- Лет с четырех, я страстно увлекался рисованием, - рассказывает Иван Никифорович. – Сразу после окончания школы, в июне 1941-го от Тербунского РОНО меня направили на конкурс детского творчества в Курск. Как сейчас помню – конкурс проводился в клубе железнодорожников, и в Курске я впервые в жизни увидел паровоз. – идет такая огромная машина в клубах пара и пыли… Вообще я был в большом городе в первый раз, все казалось интересным для деревенского пацана, росшего без отца (папа у меня погиб в шахте в Ростовской области, куда ездил зарабатывать). 

На конкурсе тогда, мне не поверили, что я рисую сам. Председатель конкурсной комиссии высказал соображение, что мне помогал кто-то из взрослых. А я представил один пейзаж и портрет соседского деда Павла. Дед этот был достопримечательностью села. Его, грудным младенцем, подкинула в нашу деревню монашка из Задонского монастыря. Древний был дед, пас овечью отару и как встанет с посохом на околице, так и стоит неподвижно как монумент часами. И не зарисовать деда Павла я просто не мог. 

Когда я услышал от председателя конкурсной комиссии обидные слова, выкинул следующее: на пыльном окне клуба железнодорожников в один миг пальцем нарисовал портрет обидчика – «один в один», чем его и сразил наповал. 

С конкурса возвращался с триумфом и направлением на учебу в Московское художественное училище с полным гособеспечением. Но, этому не суждено было сбыться. 21 июня 1941-го я возвратился домой, а 22-го началась война. Все мои планы рухнули вмиг, и вместо учебы меня и еще двоих моих приятелей отправили работать на шахту в Донбасс, город Дзержинск. 8 месяцев работал на шахте, пока туда вплотную не подошли немцы. Потом старших ребят забрали в ополчение, а нас, кому еще не исполнилось 18-ти, бросили на произвол судьбы. С горем десять пополам мы с друзьями-односельчанами добрались до дома, до Малиновой Поляны. 

война за околицей

- Шел 42-й год и немец прорвался в Тербунский и Воловский районы. Грохот канонады слышался отовсюду. Прямо у меня на огороде устроили зигзагообразный окоп. Уже на третий день моего пребывания дома, бои с немцами шли на Озерском поле. Помню, как из леска неподалеку от села вышли наши танки и прямо по ржаному полю пошли в бой. Грохот стоял, все тряслось вокруг… 

Несколько солдат жили у нас. И вот как-то они, вместе с командиром вернулись из Озерок. Пыльные все, возбужденные, веселые, видимо им в бою сопутствовала удача. Бойцы попросили нас с дружком принести яиц, пообедать. Сами расположились во дворе, начали приходить в себя после боя. Лейтенант намылил лицо, приготовившись побриться. И вдруг залп – летит с воем снаряд и угодил в кусты. Потом второй – и разорвался неподалеку. Лейтенант как раз уже брился, и осколок ему угодил прямо в шею, перебив сонную артерию. Лейтенант ослаб, опустился на землю и умер. Похоронили его прямо у меня на огороде. На месте его могилы растет сейчас ясень. 

Это было с утра. А после обеда нас, молодых ребят призывного возраста согнали на площадь в центре села. Мне еще тогда не исполнилось 18 лет.

мореходка и фронт

- На собрании нам вручили повестки на фронт. Пешком погнали до станции Казинка, там посадили в эшелон, и я поехал в военно-морскую школу, в Энгельс, на Волгу. Военно-морское училище располагалось в здании бывшего педагогического института. Учили нас на минеров, связистов, мотористов, радистов. Мне предстояло учиться на специалиста наблюдения и связи.

Выдали нам форму морскую, бескозырки, тельняшки, гюйсы. А я и моря-то никогда не видел. Романтика!

Учились тогда в мореходке полтора года, но нас готовили по ускоренной программе, за 10-11 месяцев. Курсанты, окончившие школу с отличием, могли выбирать флот, где служить дальше. Я хотел на Черноморский, но мне объяснили, что там уже и флота как такового-то нет, немцы весь разбили. Выбор был только между Тихоокеанским и Балтийским флотами. Но до Тихого океана далеко, и я выбрал Балтику.

Эшелоном нас, выпускников, привезли в Москву. Поселили в церкви. Помню ту первую ночь в Москве – мы только легли на нары, и как глянули – вши. Аж кишит все кругом! Кое-как перекантовались до четырех утра, затем нас подняли отвезли на Рижский вокзал, откуда эшелоном отправили к месту службы. 

Привезли нас в городе Тихвин Ленинградской области. Я как глянул – одни черные трубы торчат: весь город разрушили во время боев. А драка была за город страшная. И над этими уцелевшими печными трубами, возвышалось одно-единственное здание – собор мужского монастыря. Причем, как говорили, монастырь не смогли снести ни при советской власти, ни во время месячной немецкой оккупации. 

Потом меня определили служить в поселок Морье близ Старой и Новой Ладоги, в Ладожскую военную флотилию. 

Я служил в службе наблюдения и связи, на берегу, на участке укрепрайона обороны Ленинграда. Такова была служба, что в наступление мы не ходили, но нас обстреливали ежедневно. В этом районе как раз накапливались силы для прорыва блокады Ленинграда – шли техника, вооружение, снаряды. Мы все маскировали, складировали. Но главная задача заключалась в отслеживании передвижения катеров противника по Ладоге. Кроме того мы должны были не дать высадится десантам нам в тыл.

Зима 1943 го была суровой. Лед на Ладоге был толстый – в несколько метров, что позволило отправлять в голодающий город грузовики с продуктами. Колонны постоянно подвергались обстрелу то с немецкой, то с финской стороны. Кстати, на нашем направлении как раз воевали финны. И нам приходилось противостоять именно им, а не немцам. 

Однажды я стал свидетелем вывоза ленинградцев из осажденного города. По замерзшей Ладоге шли грузовики крытые брезентом, а под ним, я даже сейчас не могу сказать – кто это был – дети или взрослые. Но факт – скелеты обтянутые кожей и огромные, на выкате, глаза. Вот что голод сделал. Как они выжили – удивительно. Я до сих пор не пойму. А нам как раз раздали паек хлебный, мы с ребятами весь его и отдали блокадникам. 

Финны не давали нам покоя. Обстрелы - это все понятно. Но донимали, как и в период финской кампании 1939-го их снайперы. Что творили! Залезут на высокую сосну, привяжут себя, и молотят наших. А у них там все – и подогрев в одежде, и запас харчей на несколько дней. Так и воевали, сволочи. 

Как-то один наш боец, сибиряк Иванов, взял в плен одного такого гада. Долго сидел в засаде, дурил его различными уловками пытаясь определить местонахождение и поймал-таки! Подловил момент и выстрелил на его же выстрел. Обмяк финн, висит в ветвях на сиденье из веревок, винтовку уронил на землю. Но взяли живым. 

После прорыва блокады нас перебросили в Ленинград. И что меня удивило в Ленинграде, так это то, что несмотря на все беды, которые перенесли горожане, сам город не очень пострадал от бомбежек и артобстрелов, как, например, тот же Тихвин. Ленинград предстал пред нами во всем величии и красоте. В Ленинграде пробыл я на формировании недели полторы и меня причислили к первому, позднее краснознаменному, дивизиону морских охотников за подводными лодками. Служить отправили в латвийский Швентой. 

охотники

- Назначение я получил на противолодочный катер – морской охотник. С полгода мы занимались так называемой береговой очисткой освобожденных городов Латвии и Литвы. От недобитых немцев, мин и разных препятствий. Тут как раз начались бои за Мемель (Лиепая). Наши войска взяли город, а мы, 28 января 1945-го высаживались с побережья. Один страшный эпизод произошел на моих глазах: 30 наших ребят погибли без единого выстрела. Начался прилив в момент приказа атаковать немцев на берегу, и ребята просто утонули, не достигнув берега. Немец оказывал ожесточенное сопротивление, но в итоге берег Мемеля мы взяли. Пару раз я был ранен, но легко и из строя не выходил.

Потом началась непосредственна служба – охота за немецкими подлодками, пытающимся вырваться от Кенегсберга. А взятый нами Мемель, как раз находился в устье пролива Куришгаф, по которому подлодки и пытались выходить. И как только разведчик засекал подводную лодку, мы сбрасывали с борта глубинные бомбы. Таким же образом пресекали попытки немецких лодок выйти из Померанцевой бухты. Охотились за подводными лодками и в районе Пилау, Данцига и Гдыни. Точно не могу сказать, сколько наша бригада катеров уничтожила подлодок, но одну в Померанской бухте подбили на моих глазах..Отбомбились и на поверхность воды стали всплывать куски оборудования субмарины, обрывки обмундирования, деревянные детали и… дерьмо из туалетных баков. Иногда из подбитой подлодки экипажу удавалось спастись через торпедные аппараты. Мы их вылавливали и отправляли в плен. 

Но и наша бригада катеров, состоявшая из 18 единиц, понесла потери – 4 катера затонули в результате бомбежек, обстрелов и подрывах на морских минах. 

бескозырки в воздухе

- Победу я встретил в Любаве, куда мы зашли на ремонт. Друг мой, радист, Володька Магницкий, сообщил, и началось – крики «Ура!», стрельба, в воздух полетели бескозырки, их уносило в море ветром, а боцман бегал и ругался: «Черти, где я вам теперь бескозырок наберу!».

Демобилизовался Иван Никифорович в 1950-м. Награжден орденом Отечественной войны II степени, 20-ю медалями. После службы 7 лет работал в спецотделе одного из оборонных предприятий Москве. Много рисовал. Его рисунки публиковала газета «Комсомольская правда». В конце 50-х годов начал строить новую школу в селе Вислая Поляна в качестве прораба, а затем, 25 лет отработал в этой школе учителем рисования, черчения и труда. После выхода на пенсию еще 6 лет работал художником-оформителем.

Никита Воробьев

3513
1

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.