Общество

11.03.2010 12:47

На элитном кладбище Липецка прописались вандалы

6151
На элитном кладбище Липецка прописались вандалы

Милиция отказывается возбуждать по фактам разграбления могил уголовные дела.

Загрузка плеера


На городском кладбище Липецка, более известного как кладбище трубного завода, у Эдуарда и Зинаиды Трубицыных похоронен сын, старший лейтенант, военный летчик. 23-летний Руслан Трубицын вместе с другими пассажирами и экипажем военно-транспортного самолета АН-12П трагически погиб 17 августа 1991 года в Казахстане. История той авиакатастрофы до сих пор покрыта мраком, например, бывший военком Липецкой области Николай Иванов, тот, который застрелился в своем кабинете, говорил родителям старшего лейтенанта, что самолет был сбит силами ПВО по ошибке. Как бы там ни было, а прах погибшего сына Трубицыны предали земле в том секторе городского кладбища, где похоронены военные – от генералов до сержантов. 

В декабре 1991-го Трубицыным сделали на трубном заводе красивую чугунную ограду, состоящую из 13 секций и 14 столбиков общим весом под 500 килограммов. Родители старшего лейтенанта заплатили за нее 508 рублей, что на тот момент составляло четыре пенсии Эдуарда Михайловича, майора милиции в отставке. А 21 февраля этого года, когда Трубицын пришел поклониться могиле сына, чугунной оградки он не застал: истоптанный снег свидетельствовал о том, что вандалы с ее разборкой не церемонились. Из сторожки кладбища, которая от места действий вандалов находится всего метрах в 250-ти, пенсионер позвонил в милицию. С ее сотрудниками, осмотревшими место преступления, мужчина доехал до четвертого отдела милиции ГУВД Липецка, где написал заявление о привлечении воров к уголовной ответственности, однако дежурный офицер по фамилии Дурнев Эдуарду Трубицыну в нарушении закона не выдал талон-уведомление. Затем опер отдела уголовного розыска отдела милиции №4 Фомин, подписал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, причем датирован документ был 29-м февраля (а ничего, что в этом году в феврале всего 28 дней?). В документе с замазанной штрих-корректором датой обращения Трубицына в дежурную часть сказано следующее (оригинал сохранен): «В ходе проведения проверки по данному материалу было установлено, что вес данной ограды составляет около 300 кг. Согласно справки стоимость килограмма чугуна состовляет 2.70 рубля из этого следует, что стоимость данной ограды составляет 810 рублей, что является меньше стоимости для основания возбуждения уголовного дела».

Вот так вес оградки «усох» на 200 килограммов, а человеческую боль и память опер уголовного розыска Фомин исчислил по цене 2 рубля 70 копеек за кило! 

– Я потом разговаривал с Антоном Фоминым, и он мне сказал, что с момента кражи могло пройти длительное время, поэтому похитители могли разбить и сдать на металлолом секции оградки, – пенсионер МВД Трубицын не может сдержать слез, рассказывая о преступлении, жертвой которого стала его семья. – Мне сотрудник милиции так и сказал: найти преступников практически невозможно. А так как сумма краденого в его исчислении была меньше 1700 рублей, минимума ущерба, с которого начинается уголовное дело, то возбуждать его Фомин отказался, пообещав лишь искать воров.

Мы ходим с Эдуардом Трубицыным по кладбищу и то здесь, то там видим результат действия вандалов. В одном месте воры украли всю оградку, в другом сняли со столбиков чугунные цепи, в третьем оставили родственникам похороненных только металлический фонарик. 

– А что будет, когда под Пасху сюда придет множество людей? – размышляет Эдуард Михайлович. – Они увидят разгром и разруху. Не понимаю, куда смотрит охрана кладбища? Чем занимается милиция? Почему городские власти, отвечающие за функционирование скупок металла, смотрят на них сквозь пальцы?

Нина Ушакова, смотритель этого элитного городского кладбища, где до сих пор хоронят по разному прославившихся липчан (здесь могилы и крутых криминальных авторитетов, и их жертв), разговаривая с Эдуардом Трубицыным, разводит руками. Мол, охраны на кладбище нет, а потому воры совсем распоясались. И это действительно так: в сторожке Ушаковой лежат, например, несколько фрагментов оградки (основную часть утащили воры) с могилы тещи главы Липецка Михаила Гулевского, а железная ограда кладбища, занимаемого 30 гектаров, зияет рукотворными прорехами.  

– Могилы являются частной собственностью родственников похороненных, – заявляет GOROD48 директор МУП ритуальных услуг Липецка Владимир Голубицкий. – Сторожа предприятия на кладбище охраняют только помещения и имущество, находящееся в муниципальной собственности. Они даже ограду кладбища не уберегли – ее в прошлом году пришлось делать заново, на что было потрачено полтора миллиона рублей.

В какой-то мере я согласен с тем, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Интересно, какой лозунг Ильф и Петров начертали бы на входе в городское кладбище Липецка? Судя по заявлению главного городского хранителя лопат и веревок Голубицкого, что-то вроде «Дело спасения могил – дело рук их хозяев»? 

Игорь Луговой
6151

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.