Общество

10.02.2010 15:37

Липецкий суд пошел на поводу у банкира, отказав в иске родителям покусанной его собакой девочки

4269
Липецкий суд пошел на поводу у банкира, отказав в иске родителям покусанной его собакой девочки

Октябрьский районный суд Липецка вынес решение по иску Анны Матвиец к Анатолию Торшину, собака которого, как считала истица, 8 сентября прошлого года искусала ее двухлетнюю дочь.

Октябрьский районный суд Липецка вынес решение по иску Анны Матвиец к Анатолию Торшину, собака которого, как считала истица, 8 сентября прошлого года искусала ее двухлетнюю дочь. Суд отказал матери в ее исковых требованиях к ответчику, посчитав, что овчарка принадлежала не Анатолию Торшину, а его теще, и что в тот день собака находилась не под его присмотром, а просто вырвалась на волю, где лишь «поиграла с ребенком, слегка оцарапав ее лапкой». Такое решение суда адвокат Анны Матвиец Инна Буткеева назвала незаконным и необоснованным, направив жалобу в кассационную инстанцию. 

Напомним, что собака на ребенка набросилась в селе Крутогорье Липецкого района на «нейтральной полосе» – между огородом ее бабушки и огородом Лидии Кривоносовой, тещи липецкого банкира Анатолия Торшина. Собака без поводка и намордника, неподалеку от которой находился липецкий банкир, набросилась на Ксюшу Матвиец, сбила на землю и вцепилась ей в лицо. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы овчарку от малышки не отогнала Галина Кузьмина, прабабушка потерпевшей. 

В тот же день девочку отвезли в областную детскую больницу: у нее диагностировали рваную рану лица и выбитый зуб (в клинике ребенка прооперировали под общим наркозом). С тех пор Ксюша панически боится любую собаку. Детские психологи говорят, что девочке требуется длительная психологическая и физическая реабилитация. Врачи рекомендовали родителям девочки ввинтить на место выбитой овчаркой «восьмерки» штифт и каждые полгода менять на нем коронку, иначе у Ксюши может сформироваться неправильный прикус. К тому же девочке потребуются пластические операции. 

Анатолий Торшин и его родня сразу же заняли более чем странную позицию, даже не извинившись перед родными девочки. Такое хамское, с точки зрения Анны Матвиец, поведение и вынудило ее пойти в суд. Мать девочки пожелала взыскать с Анатолия Торшина компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей и тысячу – за затраты на посещение врача-невропатолога. Однако процесс истица не выиграла. 

Семья банкира и налоговика (Зоя Торшина занимает видное положение в УФНС по Липецкой области) последовательно стояла на том, что собака принадлежит Лидии Кривоносовой, и в тот день Анатолий Торшин ее не выгуливал, а искал как сбежавшую со двора тещи. Этот факт, мол, подтверждает выписанный Кривоносовой сотрудниками Боринского отдела милиции административный штраф в размере 300 рублей за нарушение правил содержания животных. Лидия Кривоносова и Зоя Торшина заявили в суде, что в тот день у Ксюши Матвиец они не видели никаких телесных повреждений. Мол, собака не кусала, а всего лишь играла с девочкой, слегка «оцарапав ее лапкой». 

А как же многочисленные свидетельские показания жителей села Крутогорье, заявивших суду о том, что они не раз наблюдали, как именно Анатолий Торшин, а не его пожилая теща, выгуливал овчарку без поводка и намордника? Очевидно, судья Людмила Сурнина посчитала, что слову веры нет, а есть вера только документам. Таковым судья посчитала журнал регистрации привитых животных, который по требованию адвоката потерпевшей Инны Буткеевой предоставил в суд заведующий Боринской ветеринарной лечебницей Владимир Голиков. 

В этом журнале есть записи от 29 мая 2007 года и от 6 июня 2008 года, из которых следует, что овчарка, принадлежащая Лидии Кривоносовой, прививалась от бешенства. Однако к этим записям у адвоката Буткеевой тут же появились претензии – одна из них была явно выполнена рукой другого человека, так как заметно отличалась от записей, сделанных в странице выше и ниже, вторая имела странный для нумерации актов вакцинации номер – 229 а – и была сделана на полях. Инна Буткеева тут же заявила письменное ходатайство о проведении экспертизы этих записей. Но Людмила Сурнина просьбу не удовлетворила, мол, суд и без специальных познаний разберется в этих «художествах». Однако потом, вынося решение, судья, отказывая Анне Матвиец в иске, сослалась именно на эти записи как на документальное подтверждение факта принадлежности собаки Лидии Кривоносовой, а не Анатолию Торшину.  

– Меня поразила и еще одна деталь: почему суд оставил без внимания заявление заведующего Боринской ветеринарной лечебницей Владимира Голикова, сообщившего, что он выдал ветеринарный паспорт на имя Лидии Кривоносовой Анатолию Торшину лишь незадолго до начала суда? – возмущается Инна Буткеева. – Ветеринар рассказал и другую историю: как только девочку отправили в больницу, к нему обратился Анатолий Торшин и попросил дать ему справку о сделанных собаке прививках от бешенства для предъявления ее врачам, лечившим девочку. Жутко даже представить, что было бы с ребенком, если бы овчарка была бешеной, но считалась привитой!   

– В суде Анатолий Торшин чувствовал свою полную безнаказанность, – считает Инна Буткеева. – В присутствии судьи он сказал, что гулял и будет дальше гулять с собакой. Я попыталась съязвить, мол, надеюсь, что выгуливать овчарку вы будете на поводке? На это Торшин сказал лишь, что это – не мое дело! Надеюсь, что областной суд, который вскоре рассмотрит нашу кассационную жалобу, отменит решение судьи Сурниной как незаконное и необоснованное.  

Игорь Луговой
4269

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.