Общество

22.01.2010 14:39

13-летняя липецкая школьница обвиняет в нападении на нее 38-летнего мужчину

2268
13-летняя липецкая школьница обвиняет в нападении на нее 38-летнего мужчину

Родители ученицы 7 класса МОУ «СОШ №7» Алены Поповой остались не удовлетворены действиями сотрудника отдела №1 УВД Липецка Дмитрия Носикова – милиционер счел невиновным 38-летнего Михаила Рязанцева, который, как они уверяют, избил их дочь.

Родители ученицы 7 класса МОУ «СОШ №7» Алены Поповой остались не удовлетворены действиями сотрудника отдела №1 УВД Липецка Дмитрия Носикова – милиционер счел невиновным 38-летнего Михаила Рязанцева, который, как они уверяют, избил их дочь. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела Поповы обжаловали в прокуратуру Левобережного района Липецка.

– Я и мои друзья пошли погулять вечером 6 декабря на улицу Зареченскую, – рассказывает свою историю GOROD48 школьница Алена Попова. – Когда мы прошли мимо дома № 38, нас догнала женщина по фамилии Рязанцева, мать ученицы 6-го класса нашей школы Ирины. Она меня дернула, назвала Наташей. Я обернулась, сказал, что я – не Наташа. Тогда она меня обозвала матом.

Далее события, по словам Алены Поповой, развивались так. Ее компания вернулась туда, где живут все ее члены – на улицу Фурманова. Зашли в общагу (дом №32) погреться. Посидели там пять минут, как вдруг в дом зашел незнакомый девочке мужчина и обрушил на ее голову град ударов. Потом велел взять баклажку с пивом (Попова утверждает, что к эта ничейная бутылка стояла на полу) и выволок из подъезда. На улице мужчину ждала Рязанцева. Она схватила школьницу за куртку, а мужчина стал отвешивать ей оплеухи. Напуганная, ничего не понимающая Алена сказала, что сейчас же пойдет к своим родителям – дом Поповых находился в 30 метрах от места конфликта. Когда она выбросила бутылку пива, мужчина толкнул ее в грудь. Алена упала, ударившись головой об забор. Мужчина схватил ее за горло, поднял с земли бутылку и, разжав пальцами ей рот, стал насильно поить ее пивом. Его остаток он вылил на ее голову, потом ударил по щеке. Алена говорит, что потеряла сознание. Очнулась от того, что Рязанцева привела в чувство встряской. В это время к ним подбежала ее младшая сестра Аня. Воспользовавшись представившейся ей возможностью, Алена убежала в свой дом.

– Вся правая сторона ее лица была красной до самой шеи, – продолжает рассказ дочери ее мать, Татьяна Попова. – Это было ужасно. Мы вызвали наряд милиции. Потом на милицейском УАЗе я, Алена и двое мальчишек из их компании, на глазах которых били мою дочь, поехали в отдел милиции №1 писать заявление о привлечении к уголовной ответственности мужчину. Выяснилось, что это – Михаил Рязанцев, муж Людмилы Рязанцевой. Заявление от нас принял лейтенант Носиков. А недавно мы получили извещение о том, что Носиков не усмотрел в действиях Рязанцева никакого состава преступления!

Слушая эту историю, я подумал о том, что если все было именно так, как рассказала Алена Попова, то Рязанцев – едва ли маньяк, а милиционер Носиков – мент, которому нет никакого дела до человеческой беды. Но, выслушав вторую сторону конфликта, изменил свое мнение.

– С начала текущего учебного года у моей 12-летней дочери, учащейся 6 класса 7-й школы, начались трения с Аленой Поповой и ее компанией, – начал свой рассказ Михаил Рязанцев. – Особенно трудно Ирине пришлось, когда Попова узнала, что мы живем на улице Зареченской, соседствующей с улицей Фурманова. С той поры компания, в которой верховодит Алена, стала часто появляться под нашими окнами. Подростки обзывали матом мою дочь. Однажды моя жена, встретив Алену Попову, попросила ее не задирать Ирину, но та сказала что-то типа: «А что ты мне сделаешь? Мне 13 лет!»

Вечером 6 декабря компания подростков с улицы Фурманова, возглавляемая Поповой, с сигаретами и пивом снова появилась под окнами дома Рязанцевых. Находившаяся на улице Людмила сделала им замечание, но из толпы в ее адрес посыпалась брань. Людмила вернулась домой, сказала, что так больше продолжаться не может. Я оделся и мы с женой пошли искать заводилу Алену, чтобы вместе с ней поговорить с ее родителями.

Михаил Рязанцев говорит, что компанию они нашли в одном из домов.

– Я взял девочку за руку, а она, очевидно, машинально, схватила бутылку, из которой пила, – говорит мужчина. – Уже у своего дома она попыталась выбросить пиво, которое несла в той руке, за которую я ее вел. Пиво пролилось мне на одежду. Девочка вырвалась и убежала в дом. Оттуда выскочил ее отец и заорал на всю улицу, что я ему заплачу 10 тысяч рублей. Кстати, мы попытались добиться освидетельствования Поповой в этот же вечер, но лейтенант Носиков сказал, что не может отправить девочку в наркологию без согласия ее родителей.

Итак, мы имеем две правды. Кто в этой истории прав? Девочка из многодетной семьи (у Алены Поповой – пять братьев и сестер) или Михаил Рязанцев, воспитывающий одну дочь?

Дьявол, как известно, кроется в деталях. Некоторые из них свидетельствуют не в пользу версии, выдвинутой Поповыми. Например, если, по словам ее матери, вся правая сторона лица ее дочери была красной до самой шеи, то почему в акте судебно-медицинского исследования описаны синяки на животе, бедре и плече Алены, а вот ни об одном кровоподтеке на лица ни слова? Почему, как ужасно бы ни стоял вопрос, в живых после удара в лицо крепкого мужчины остался 13-летний Дима Власов (мальчишка, по словам его матери Евгении Власовой, вступился за Алену), недавно перенесший трепанацию черепа? Кстати, из отказного материала Носикова следует, что Власов состоит на учете в отделе по делам несовершеннолетних «за различные виды правонарушений». Но если посмотреть на дело с другой стороны, то почему лейтенант вынес отказное постановление лишь на том основании, что к материалам проверки не приобщен акт СМИ, хотя, по словам Татьяны Поповой, она приносила в милицию этот документ?

– Вы знаете, мне трудно дать оценку тому, что случилось не в стенах школы, – завуч МОУ «СОШ №7» Татьяна Гунькина тщательно подбирала выражения, общаясь с представителем СМИ. – К Ирине Рязанцевой у нас претензий нет ни по отношению к учебе, ни по поведению. Алена Попова учится, в основном, на тройки. То, что она курит и пьет пиво, никто из учителей не видел. Обе девочки ходят в школьный хор. Никто из их родителей до событий 6 декабря в школу с жалобами друг на друга не обращался. Каждая из выдвинутых версий выглядит убедительной.

Подытоживая разговор, Татьяна Гунькина, педагог с 30-летним стажем, сказала, как мне кажется, золотые слова: «Я думаю, что родители слишком много об этом говорят со своими детьми». Скорее всего, так оно и есть. Достаточно обыденная ситуация, связанная с неприятием девочками-подростками друг друга, не обошлась без взаимных оскорблений. Ирина обиделась на уличную брань, прозвучавшую в ее адрес от Алены. Алена, в свою очередь, была оскорблена эпитетом «шалава». А потом себя не так повели их родители. Рязанцев, очевидно, слишком крепко сжал руку чужому ребенку, а отец Алены, отец шестерых детей, решил на этом подзаработать…

Игорь Луговой

2268

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.