Общество

22.01.2010 10:21

В Липецке нет «домашних» арестантов

1811
В Липецке нет «домашних» арестантов

По словам председателя Липецкого областного суда Ивана Маркова, с 10 января этого года, с момента вступления в силу федерального закона, который ввел в оборот такой новый вид наказания как ограничение свободы (т.н. домашний арест), эта мера судьями региона еще не применялась.

 

– Испуга у судей нет, – прокомментировал Иван Марков GOROD48 это обстоятельство. – Просто еще ни один судья не вынес приговор, которым бы предусматривалась такая мера наказания. Не исключено, что скоро в области будет вынесен первый такой приговор по преступлению небольшой или средней тяжести, у нас появится первый осужденный, который вместо колонии-поселения или колонии общего режима будет отбывать срок наказания по месту своего жительства.

Введение такого вида наказания обусловлено несколькими причинами. Во-первых, необходимостью разгрузить переполненные колонии. Во-вторых, спасением от негативного влияния тюрьмы на людей, которые волею случая или собственной глупости попали за решетку.

Говоря об ограничении свободы, Иван Марков заметил, что этот вид наказания – второй по значимости после лишения свободы. Если санкция статьи Уголовного кодекса предусматривает наряду с ограничением свободы штраф, исправительные работы или арест, то судья не обязательно выберет именно «подписку о невыезде», как уже ошибочно стали называть ограничение свободы (главное отличие этих двух понятий состоит в том, что подписка о невыезде – это мера пресечения, которая применяется в отношение подозреваемого в ходе предварительного следствия, а ограничение свободы – вид уголовного наказания и применяется в том случае, если человек уже признан судом виновным в совершение преступления).

Ограничение свободы – вид уголовного наказания, сущность которого образует совокупность обязанностей и запретов, налагаемых судом на осужденного, которые исполняются без его изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора со стороны специализированного государственного органа. Ограничение свободы может быть как основной так и дополнительной мерой наказания. «Домашний арест» будет назначаться на срок от двух до четырех месяцев в качестве основного вида наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести или на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений: посягательство на жизнь человека, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства. 

Контролировать исполнение приговора суда будут сотрудники уголовно-исполнительных инспекций при региональных управлениях ФСИН. Суд будет возлагать на осужденного обязанность являться в такую инспекцию от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

– Назначает наказание суд, и суд укажет, какие именно запреты он налагает на осужденного, – отметил Иван Марков. – Например, суд может решить, что осужденный во время назначенного ему наказания не имеет права уходить из своего дома после 22 часов или не посещать определенные места на территории города. Суд может указать, что осужденный не в праве выезжать за пределы города, в котором живет, не посещать мест проведения массовых и иных мероприятий, не изменять место жительства или работы без ведома на то уголовно-исполнительной инспекции. Суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции может отменить частично или дополнить ранее установленные ограничения. Более того, за злостное нарушение обязанностей осужденным ограничение свободы может быть заменено на лишение свободы. Считать будут так: один день лишения свободы за два дня ограничения. Но за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду или учебе уголовно-исполнительная инспекция может применить к осужденному меры поощрения, разрешив уезжать на выходные, праздники и в отпуск.

Впрочем, источники GOROD48 в управлении судебного департамента Липецкой области считают, что судьи поостерегутся назначать в качестве наказания ограничение свободы до тех пор, пока не появится соответствующая общероссийская судебная практика. К тому же еще не ясно, как будут применяться аудиовизуальные и электронные способы контроля осужденных. 

Руководство ФСИН считает, что в России в случае широкого введения этого вида наказания в действие в целом количество «домашних» арестантов может достигнуть 800 тысяч человек. И не все они будут законопослушными. Так, эксперимент, проведенный в прошлом году в четырех уголовно-исполнительных инспекциях УФСИН по Воронежской области, показал, что осужденные-добровольцы нашли способы пренебрегать электронными браслетами, которые крепились на их тело – они их просто ломали. Впрочем, в опыте использовались браслеты, закупленные в Израиле. Ожидается, что на практике будут применяться отечественное «железо», приспособленное к условиям эксплуатации именно в России.

– Закон приняли, но его перевернут, извратят как любой другой, – прокомментировал GOROD48 нововведение трижды судимый Сергей Шишкин, известный по громкому делу долгоруковских милиционеров (приговором суда Шишкина и двух других липчан признали жертвами пыток в Долгоруковском РОВД). – Думаю, закон будет фикцией. А профанируют его в корыстных целях милиционеры и те сотрудники ФСИН, которые будут контролировать его исполнение. 

Игорь Луговой

1811

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.