Общество

16.09.2009 15:34

Дело Исаева: прения сторон

3014
Дело Исаева: прения сторон

Сегодня в Липецком областном суде, где присяжными заседателями слушается дело бывшего заместителя начальника УФНС по Липецкой области Виктора Исаева, обвиняющегося в получении 6-миллионной взятки, прошли прения сторон.

Государственный обвинитель Нина Гончарова со своей стороны, а защитник подсудимого Михаил Клычев – со своей, пытались убедить жюри присяжных в своей правоте. Советник юстиции – в том, что Исаев взяточник, адвокат – что его подзащитный стал жертвой заговора ФСБ, и деньги получил как агент спецслужбы, защищая интересы государства. 

Гособвинитель Нина Гончарова, начав свою речь, назвала дело Исаева неординарным и для Липецкой области беспрецедентным. Вначале она напомнила присяжным фабулу дела. Прямо на своем рабочем месте заместитель руководителя УФНС по Липецкой области Виктор Исаев 24 ноября прошлого года предложил Вадиму Хальзеву, исполнительному директору фирмы «РТМ-Липецк», имеющей законное право на возмещение из бюджета НДС в размере 109 млн. руб., решить этот вопрос за «откат» в размере 20 процентов, т.е. 22 млн. руб. При получении части этой суммы в 6 млн. руб. Исаева задержали сотрудники УФСБ по Липецкой области. 

Государственный обвинитель неоднократно указывала присяжным на разного рода нестыковки в показаниях подсудимого как на способ Исаева запутать следствие и избежать уголовной ответственности. 

– Ни на предварительном следствии, ни в суде он так и не смог пояснить, в чем же заключалось его задание как то ли штатного, то ли внештатного сотрудника ФСБ, – сказала Нина Гончарова. – Но никем из них Исаев не являлся. Это подтверждает справка УФСБ по Липецкой области.

По словам представителя прокуратуры, Исаеву ничего не стоило сразу же после задержания сказать о том, что он – участник спецоперации ФСБ, но он этого не сделал. Государственный обвинитель, анализируя материалы уголовного дела, разбила, как она посчитала, версию Виктора Исаева. Подсудимый утверждал, что получение денег от бизнесмена стало венцом операции ФСБ по изобличению коррупционных связей фирмы «РТМ-Липецк» с руководством ИФНС по Советскому району. В этой операции Исаев как агент ФСБ якобы выполнял ключевую, заранее оговоренную роль со своим куратором, майором УФСБ по Липецкой области Евгением Кашлюновым. По словам Гончаровой, Исаев впервые заговорил о том, что работал на ФСБ, лишь два месяца спустя, на допросе в январе этого года. А первоначальной версией Исаева была другая: в момент задержания он заявил сотрудникам ФСБ, что занял у фирмы «РТМ-Липецк» 6 млн. руб. в долг на покупку квартиры в элитном доме.

– Разве существование договора долевого участия на приобретение Исаевым квартиры в элитном доме, заключенного накануне ареста, не уличает Исаева во лжи? – спросила присяжных Нина Гончарова. 

Действительно, в материалах дела есть договор о долевом участии, подписанный женой Исаева 1 декабря 2008 года, за восемь дней до ареста ее мужа. Согласно документу, заместитель руководителя УФНС по Липецкой области хотел купить за 9 млн. руб. квартиру площадью 104 кв.м., а первый взнос в сумме 7 млн. руб. Исаевы должны были внести 10 декабря (т.е. на следующий день после того, как Исаев был задержан с 6 миллионами рублей). Нина Гончарова уверена: Исаев использовал майора Кашлюнова как ширму для получения мзды. Так, в разговорах с Хальзевым Исаев неоднократно называл имя майора, пытаясь создать у бизнесмена представление о том, что раз уж представитель ФСБ участвует в беззаконии, то ему обращаться в правоохранительные органы бессмысленно.  

– Я прошу вас быть объективными, справедливыми, по житейски мудрыми, – напутствовала присяжных советник юстиции Гончарова. – Я взываю к вашей совести и гражданской позиции.

– Передо мной стоит непростая задача, так вы все находитесь под обаянием прокурора, – этими словами начал речь в защиту подсудимого адвокат Михаил Клычев. – Однако по содержанию выступления обвинителя все далеко не так, как по форме предоставленных доказательств. 

Защитник Исаева попросил присяжных не забывать о презумпции невиновности. Мол, в отличие от прокурора «у нас только нюансы и логика, как у Агаты Кристи». 

По словам Клычева, на допросе, состоявшимся 28 января, Исаев назвал ранее выдвинутую им версию о взятии в долг 6 миллионов несостоятельной, так как понял, что стал пешкой в чужой игре. Мол, Кашлюнов и Хальзев, будучи знакомыми, сработали против его клиента по взаимной договоренности. Не имея возможности завладеть денежными средствами фирмы «РТМ», чекист и бизнесмен убедили московское руководство фирмы в том, что крупный липецкий налоговик требует откат при решении вопроса возмещения НДС. Потом на каком-то этапе у Кашлюнова что-то не срослось, и он решил сделать из своего давнего знакомого Исаева коррупционера.

– 18 ноября, заметьте, через неделю после того, как комиссия по возврату НДС, которой руководил Исаев, приняла положительное решение о возмещении фирме «РТМ-Липецк» всей задолженности по НДС, Виктору Георгиевичу позвонил Кашлюнов и сказал, что к нему придет Хальзев, – сказал, обращаясь к суду, адвокат. – А зачем, если этот визит уже ничего не решал? Но Кашлюнов сказал Исаеву, что наладил контакт с фирмой РТМ. Именно Кашлюнов назвал и сумму отката – 20 процентов. Поэтому дальше Исаев действовал в его интересах. И 9 декабря без указаний Евгения Кашлюнова Исаев не мог бы решиться получить деньги от Хальзева. Исаев ждал звонка от своего куратора Кашлюнова. И в этот день до обеда они созванивались дважды. Первым позвонил Кашлюнов. Во второй раз инициатором звонка был Исаев, у которого нервы были на пределе, натянутые, как струна. О чем они говорили, нам теперь не известно, так как сотрудники ФСБ почему-то уничтожили записи этих разговоров.

– Спецслужбе есть что скрывать, – заявил Михаил Клычев. – А практика такова, что в таких случаях скрывается нечто важное, что может изменить ход событий.

Однако председательствующая в процессе судья Татьяна Фролова на корню пресекла размышления адвоката о деятельности ФСБ словами: «Я вас призываю не нагнетать ситуацию вокруг спецслужб».

Свою речь защитник закончил такими словами:

– Вам специально создали схему обвинения. Вас подготовили к вынесению обвинительного вердикта. Но вы вправе и обязаны постановить оправдательный вердикт.

В своем последнем слове подсудимый был краток: «Я не виновен». Завтра присяжные заседатели должны вынести свой вердикт. 
3014

Комментарии

Написать комментарий
Как гость
Нажимая на кнопку "Опубликовать", вы соглашаетесь с правилами.